Выбор читателей:

АКЦИЯ «ЭСТАФЕТА ПАМЯТИ ПОКОЛЕНИЙ» (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ЭЛЕКТРОННОЙ И КИНОДОКУМЕНТАЦИИ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ПО СБОРУ МАТЕРИАЛОВ И ЗАПИСИ ВОСПОМИНАНИЙ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ.)

5 декабря 2014 года полномочный представитель Президента России в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич провел окружное совещание по подготовке и ...

ЛИЧНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ АСАФА МУДРОВА В ФОНДАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ЭЛЕКТРОННОЙ И КИНОДОКУМЕНТАЦИИ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

News image

Бюджетное учреждение Министерства культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики «Государственный архив электронной и кинодокументации Чувашской Республики» по св...

К 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГГ.

News image

В будущем году все мы будем праздновать 70-летие Великой Победы. Действительно прошло уже много лет. Память о тех, кто воевал ил...

РАБОТАЛ ЛИ ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС ЛЕНИНГРАДА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ? АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ, ПОСТАВЛЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИЕЙ

Печать PDF


В постсоветской период началось подлинное изучение военной промышленности Ленинграда и, особенно, это коснулось, в силу открывавшихся архивных источников 1920-1930-х гг., а также периода накануне и во время Великой Отечественной войны (1).



Это явление в отечественной историографии отмечает доктор исторических наук, сотрудник Института российской истории РАН И.В. Быстрова в своей фундаментальной монографии «Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930-1980 гг.)» (М.: ИРИ РАН, 2006. 704 с). Так, она пишет, что в 1990-е гг. комплексные исследования по изучению военно-промышленного комплекса (ВПК) активно развивали петербургские историки, которые совместно с английскими учеными выпустили в Великобритании монографию «Советский военно-промышленный комплекс от Сталина до - Хрущева» (Гемпшир, 2000. 287 с.). И.В. Быстрова выделяет и ученых Военного инженерно-космического университета имени А.Ф. Можайского, которые в 1990-е гг. сделали многое в исследовании проблем ленинградского регионального ВПК. В числе наиболее значимых разработок в данном направлении, как она считает, работы А.Н. Щербы по истории военной промышленности Ленинграда в 1920-1930-е гг. В них, на основе изучения богатого комплекса региональных архивных источников, проведен анализ формирования и развития основных элементов военно-промышленного производства и их перерастания в ВПК как высшую стадию развития военного производства (2).



В работах А.Н. Щербы и его последователей также определяется структура регионального ВПК, показывается работа органов государственной власти по совершенствованию промышленно-производственной базы военных заводов, выявляется кропотливая деятельность партийно-государственных органов по решению проблемы кадров ленинградского ВПК, по созданию в регионе мобилизационных резервов и др. Затрагиваются и проблемы военно-технической политики государства и ее реализации военной промышленностью города, вопросы военно-технического сотрудничества оборонных предприятий Ленинграда с зарубежными странами (3). Появились и труды, исследующие отдельные структурные компоненты регионального ВПК: опытно-экспериментальные учреждения для испытания новой военной продукции (4), научные учреждения, работающие на военное производство (5).



Важнейшим выводом монографического исследования А.Н. Щербы «Военная промышленность Ленинграда в 20-30-е годы» (СПб., 1999), положившей начало изучению военной промышленности Ленинграда в, так называемый, межвоенный период, является положение о том, что военно-промышленный комплекс Ленинграда приобрел четкие и устойчивые формы уже к началу Великой Отечественной войны, то есть сформировался как специфическая административно-хозяйственная структура в 1920-1930-е гг. (6).

В ряде работ анализируется работа в 1920-1930-е гг. некоторых военных производств Ленинграда по выпуску новой военной техники и нового вооружения (бронетанкового, авиационного, артиллерийского и др.) (7) Привлекли исследователей и проблемы истории конверсии военного производства (8) в те годы. Основные факторы, способствовавшие формированию военно-промышленного комплекса города в предвоенный период и его работа в годы Великой Отечественной войны, изложены, прежде всего, в трудах А.Р. Дзенискевича, В.А. Ежова и А.Н. Щербы (9).



Так, последний из названных авторов на основе архивных данных утверждает, что в Ленинграде в конце 1930-х гг. работали 18 НИИ, специализировавшихся на исследованиях в военной области. Среди них 8 научно-исследовательских институтов работали в интересах военного судостроения, 2 разрабатывали боевые самолеты и авиационные двигатели, 2 занимались разработкой артиллерийских и авиационных боеприпасов. Остальные НИИ работали над созданием различных элементов военной техники и приборов для военных целей. В число 18-ти НИИ не входят проектные Научно-исследовательские учреждения, занимавшиеся разработкой военных предприятий, верфей, учреждений и т.п. Кроме того, в Ленинграде функционировали два крупных филиала общесоюзных НИИ военного профиля (10).

Как утверждает исследователь С.Ю. Белянский, в результате форсированной индустриализации, к началу Великой Отечественной войны Ленинград стал вторым по величине военно-промышленным центром страны (11). В подтверждение этого автор приводит данные за 1939 г. по Народному комиссариату оборонной промышленности (НКОП). Согласно им, Ленинград и Ленинградская область занимали второе место по концентрации предприятий, подчиненных этому ведомству - 38 предприятий (17,3%), в то время как в Москве и Московской области - 68 предприятий НКОП (31%), а в краях и областях Урала, Сибири и Дальнего Востока располагалось 30 предприятий НКОП (13,6%), в областях же Украинской ССР находилось 26 предприятий НКОП (11,3%) (12).

Близко к вышеназванным работам примыкают и исследования, посвященные работе ленинградской промышленности в годы Великой Отечественной войны и в суровые период блокады. Так, ранее неизвестные документы и любопытные факты о различных сторонах военного производства в городе изложены в документальном исследовании «Ленинград в осаде» (Сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны 1941-1944 гг.), в других работах, освещающих 900-дневную блокаду Ленинграда (13); в трудах П.П. Данилова, А.Р. Дзенискевича, М.И. Фролова, В.Е. Лукина (14).

Но, отмечая трудовой подвиг тружеников предприятий блокадного Ленинграда, говоря о создании в те тяжелые годы военной продукции и даже образов нового вооружения, приведем важное замечание о промышленности города тех лет известного петербургского историка А.Р. Дзенискевича. Он пишет в одной из своих работ, что «до сих пор некоторые наши историки иногда пишут о ленинградском ВПК в блокадном городе». Представляется, что данное суждение А.Р. Дзенискевича относиться, прежде всего, к кандидатской диссертации А.Н. Гончара «Роль военно-промышленного комплекса Ленинграда в обороне города (1941-1944 гг.)».



Можно обсуждать вопрос - сложился ли ВПК в Ленинграде до начала войны? Но писать о наличии ВПК в городе в 1941-1944 гг. оснований нет. Военно-промышленный комплекс - это особая система взаимосвязи составляющих его элементов. Оборонные предприятия в городе были еще при Петре I, но ВПК тогда не было. В годы Великой Отечественной войны основные оборонные заводы промышленности (танковые, авиационные и пр.) были эвакуированы в тыл. Конструкторские бюро тоже. То, что осталось в блокированном городе, на ВПК мало похоже. В производстве оружия и боеприпасов в годы войны принимали участие гражданские заводы и фабрики, мастерские и даже артель «Примус». В результате мобилизации всех сил было создано «народное ополчение» ленинградских предприятий. Подобные примеры, подчеркивает А.Р. Дзенискевич, показывают нам, насколько слабо исследована указанная проблема (15).



С отмеченной выше позицией А.Р. Дзенискевича об отсутствии ВПК в осажденном городе спорит, по сути, ленинградский историк доктор исторических наук, профессор М.В. Ежов, который считает, что в годы блокады Ленинграда есть все же основания говорить о существовании в городе военно-промышленного комплекса. В подтверждение своей позиции этот исследователь приводит два основных аргумента. Во-первых, он подчеркивает, что быстро сомкнувшееся над Ленинградом кольцо вражеской блокады не позволило должным образом организовать эвакуацию на восток военных производств из прифронтового города на Неве. Как следствие, несмотря на снижение производственной мощности заводов ВПК в результате массовой эвакуации на 43%, реально из 92 эвакуированных предприятий считались полностью эвакуированными, по данным отдела оборонной промышленности городского комитета ВКП (б), лишь только 26 (16).

И второй аргумент М.В. Ежова в пользу действовавшего, хотя и в урезанном виде ВПК в условиях блокадного города, состоит в том, что данный региональный оборонный комплекс еще с довоенных времен не был организационно оформлен в качестве единой, самостоятельной структуры. Однако это произошло де-факто в связи с тем, что вся его деятельность направлялась и координировалась городским комитетом ВКП (б), особенно после организации накануне войны отдела оборонной промышленности в его структуре. И в дальнейшем, как замечает М.В. Ежов, фронтовые и блокадные условия потребовали в еще большей мере централизовать и сконцентрировать управление ВПК Ленинграда на региональном уровне (17).



Заметим, что исследователь Н.А. Минаков, работавший в годы войны заместителем председателя городского Совета депутатов трудящихся, в своей кандидатской диссертации «Хозяйство и быт осажденного Ленинграда», подготовленной в 1948 г., отметил такие особенности управления индустрией города в 1941-1945 гг.: «Наркоматы... стали терять нити оперативного, хозяйственного и технического руководства Ленинградскими предприятиями... В этих условиях городской комитет партии должен был принять на себя функции организационно-хозяйственного и технического руководства промышленностью города на основе общих директив СНК и ЦК ВКП (б), которые в условиях блокады не могли заниматься регулированием промышленности и хозяйства Ленинграда в полной мере, как это было до войны… Принятие городским комитетом партии на себя функций оперативного руководства хозяйством города означало временное отклонение от принципов партийного руководства хозяйством, подмену хозяйственных органов, но отклонение вынужденное и полностью оправданное военной обстановкой» (18).

Несмотря на некоторое лукавство последней фразы Н.А. Минакова, вполне оправданное как временем написания работы, так и социальным статусом самого автора, данное свидетельство непосредственного участника событий тех лет, на наш взгляд, лишний раз подтверждает справедливость выше приведенных утверждений профессора М.В. Ежова. Мы также постараемся подтвердить это на конкретных фактах.



В годы войны Ленинград, даже оказавшись в блокаде, всю повседневную жизнь города перевел полностью на военный лад: 116 ленинградских заводов и фабрик были переключены на выпуск снарядов и мин, 60 предприятий изготовляли детали и узлы полковых орудий, на 115 заводах было размещено производство минометов. Бронеплатформы с батареями морской дальней артиллерии, знаменитые «Катюши» и реактивные снаряды к ним также давала фронту промышленность Ленинграда (19).

Только за второе полугодие 1941, а ноябрь-декабрь этого года были одними из самых тяжелых месяцев блокады, Ленинград дал фронту 713 танков, свыше 3 тысяч полковых и противотанковых орудий, более 10 тыс. 300 минометов, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, более 3 млн. снарядов и мин, 4 тысячи реактивных снарядов, большое количество другой боевой техники (20).



Причем, особо отметим, что осажденный Ленинград не просто продолжал выпуск вооружения и военной техники для армии, но даже умудрялся создавать новые модели таких изделий. Так, в начальный период войны, в суровых условиях блокадной зимы 1941-1942 гг., именно ленинградские предприятия, как утверждает историк П.П. Данилов, первыми в стране освоили выпуск реактивной военной техники. Изготовлялись не только легендарные БМ-13, БМ-16 и их модификации, но и специально для ленинградского фронта тяжелые фугасные ракеты вращательного типа (тяжелые реактивные мины), которые солдаты по аналогии с установками «Катюша» ласково называли «Ванюшами»(21).



Следует подчеркнуть, что производство реактивной артиллерии было освоено в исключительно короткие сроки. 28 июля в Ленинград прибыла батарея, состоящая из 6 установок, которая 13 августа дала первый залп у Кингисеппа и уже в начале сентября ленинградская промышленность наладила производство боеприпасов для реактивной артиллерии, хотя полностью освоить серийное производство очень сложной пороховой шашки для боеприпаса весом в 42,7 кг. удалось лишь в 1942 г.. Головным предприятием по производству реактивной артиллерии стал завод им. Калинина, одно из старейших и ведущих предприятий военной индустрии города. При этом, с завода были эвакуированы 88% квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников, 79% промышленного оборудования и практически весь инструмент. Чтобы восполнить эти потери, руководство города привлекло к производству реактивных установок еще ряд крупных промышленных предприятий: Ижорский и Адмиралтейский заводы, завод «Пневматика», завод «Арсенал», завод «Большевик» и др. В 1941 г. легендарную «Катюшу» в Ленинграде делали 40 предприятий и учреждений, а в 1942 г. – 60(22).



Работу ленинградцев по выпуску в начальный период войны в тяжелейших условиях блокады 1941-1942 годов реактивной артиллерии очень высоко оценили руководители советского государства. Об этом убедительно свидетельствует кремлевские и фронтовые телеграфные ленты начальных месяцев Великой Отечественной войны, анализ которых провел В.Г. Оппоков(23). В разговоре с членами военного совета Юго-Западного фронта в августе 1941 г. И.В. Сталин, обращаясь к Н.С. Хрущеву и указывая последнему на то, что в организации обороны на местах надо больше рассчитывать на собственные силы, в качестве подобного умелого подхода к делу приводит пример именно блокадного Ленинграда: «Ленинград уже успел наладить производство арэсов (арэс - сокращение от словосочетания: артиллерийский реактивный снаряд), это очень активное оружие типа миномета, которое буквально крошит врага. Почему бы и вам не заняться этим делом? ... Я вышлю вам батарею арэсов, чертежи и конструкторов по производству»( 24). Только за первое полугодие войны ленинградской промышленностью было выпущено 3 млн 209 тыс. 770 артиллерийских снарядов и мин(25).


Конечно же, при организации производства новых видов продукции военного назначения в условиях блокадного города приходилось преодолевать огромные трудности организационного и технического характера. Вследствие ограниченной в результате эвакуации производственной мощности предприятий города заказы на комплектующие для военной продукции приходилось дробить, распределяя между большим количеством предприятий и учреждений. Это вносило дополнительную сложность в производство. Некоторые предприятия и особенно учреждения не были готовы к производству оборонной продукции и не справлялись с выданным им производственным заданием. Например, Институту точной механики и оптики было выдано задание на изготовление детали № 4 (сопло) к снаряду М-8 для реактивной артиллерии. Институт с заданием не справился, за что директор института получил строгое взыскание в специальном постановлении бюро горкома партии (26).

В Ленинграде осталась также часть мощностей государственного оптико-механического завода (ГОМЗ), Ленинградского завода оптического стекла (ЛенЗОС) и Государственного оптического института (ГОИ). Они интенсивно работали в течение блокады, за исключением ЛенЗОСа, который останавливал производство с февраля 1942 по март 1943 г. из-за недостатка электроэнергии. Их работа имела большое оборонное значение. Они работали полностью в интересах Ленинградского фронта и Балтийского флота, используя для этого запасы сырья и детали незавершенного производства. Было налажено производство перископов и оптических приборов для сухопутных войск, артиллерии и авиации, а также их регламентное обслуживание и ремонт. Кроме того, в цехах ГОМЗ и ГОИ организовали изготовление оружия, штыков и гранат; проводили исследования и выполняли работы по маскировке важнейших объектов города и кораблей флота. ЛенЗОС возобновил выпуск оптического стекла, используя оставшиеся запасы сырья (27).



Для обеспечения работы оптического производства в блокадном Ленинграде были оставлены три специальные группы специалистов, что является наглядным и типичным примером организации производства в блокадном городе. Первая группа занималась модернизацией зенитных дальномеров и стереоскопических высотомеров. Вторая - была оставлена для квалифицированного решения задач маскировки городских объектов. Третья – для участия в работах по маскировке и камуфляжу кораблей Балтийского флота и создания аварийного освещения объектов при светомаскировке. В процессе работы объемы задач, поставленные перед первой группой, значительно расширились. Приходилось осуществлять ремонт и восстановление не только дальномеров, но и сложных оптических агрегатов, а также всех штатных оптических приборов, стоящих на вооружении армии и флота (28).

Анализ деятельности органов государственной власти Ленинграда показывает, что восполнение производственного и кадрового потенциала оборонного производства осуществлялось за счет массового привлечения гражданских предприятий города. В связи с этим возникало значительное количество различных проблем, которые приходилось решать в экстренном порядке. Например, к производству боеприпасов была привлечена табачная фабрика им. Урицкого, где сразу же остро встала проблема специального инструмента. Механическому цеху фабрики лишь для начала работ потребовалось: фрез – 320, сверл – 310, плашек круглых – 100, метчиков – 200, шаблонов и скоб – 150, калибров и поверочных колец – 100, быстрорежущего инструмента – 600, резцов с победитовыми пластинами – 300 и мн. др. виды инструмента. Чтобы оперативно разрешить эту проблему к производству инструмента привлекли сразу 16 предприятий Ленинграда, имеющих наиболее современное промышленное оборудование, способное обеспечить высокий класс точности. Среди этих предприятий были заводы: М. Гельца, К. Маркса, а также ряд учреждений, в том числе Институт холодильной промышленности (29).


Историкам хорошо известны и многие примеры участия ленинградских ученых–блокадников в решении тех или иных оборонных задач. Всего в блокадном Ленинграде работало около 6 тыс. научно-педагогических сотрудников 49 высших учебных заведений, которые трудились над разработкой оборонных тем (30)30. В условиях блокадного города продолжали функционировать часть научно-исследовательских и испытательных учреждений. Приведем лишь два факта. Так в течение всей блокады в городе работал Артиллерийский научно-исследовательский морской институт, Научно-испытательный морской артиллерийский полигон, Артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон и другие научные учреждения. Работа вышеупомянутых научно-исследовательских учреждений была направлена на испытание: зарядов и средств воспламенения; боеприпасов и взрывателей; материальной части артиллерии; испытание минометного вооружения; контрольные испытания валовой оборонной продукции; звукометрические измерения. Была проделана большая работа по изысканию и производству порохов, как штатных, так и их заменителей. Особым направлением работы являлись сложные исследования по установлению причин преждевременных разрывов артиллерийских боеприпасов.

По заданию Ленинградского фронта на Артиллерийском научно-исследовательском опытном полигоне была развернута большая опытно-конструкторская работа. В дальнейшем для конструкторских работ по проектированию новых образцов артиллерийского вооружения и боеприпасов было создано Конструкторское бюро, которое работало до окончания войны. По контрольным приемным испытаниям армейский полигон сотрудничал с 25 заводами. Морской полигон также проводил большую исследовательскую работу в интересах Военно-морского флота. Так, в 1942 г. были проведены научно-исследовательские и экспериментальные работы по созданию беспламенного выстрела на базе пироксилиновых порохов без применения в зарядах флегматизаторов. Эти исследования были исключительно важны для организации контрбатарейной борьбы с артиллерий противника, которая требовала беспламенной стрельбы (31)31. В 1942 г. в наиболее трудный период блокады сотрудники Научно-исследовательского артиллерийского института разработали фугасный реактивный снаряд М-28 калибра 280-мм с турбореактивным двигателем (32).

В условиях блокады, фактически, сразу же начал остро ощущаться недостаток сырья для производства вооружения и, особенно, боеприпасов. Ленинградским ученым удалось решить целый ряд очень сложных научных проблем по разработке заменителей взрывчатых веществ. Профессор Горного института А.Н. Кузнецов разработал новый состав взрывчатого вещества из смеси селитры и древесных опилок. Это взрывчатое вещество в большом количестве начал производить Невский химкомбинат при технической помощи Горного института и Всесоюзного алюминиево-магниевого института. Завод «Красный автоген» должен был ежедневно поставлять 5 тонн кремнистого алюминия, а завод № 52 - 1 000 тонн аммиачной селитры (33)33. Количество гранат, снаряженных в сутки этим составом, достигало 100 тыс., минометных мин от 1 тыс. до 1,5 тыс. и лимитировалось только наличием оболочек (34).

Для некоторых видов боеприпасов требовались штатные взрывчатые вещества, поэтому в Институте прикладной химии было организовано производство по утилизации немецких неразорвавшихся артиллерийских снарядов и авиационных бомб с их последующей переработкой и изготовлением штатных взрывчатых веществ, применяемых в отечественных боеприпасах преимущественно большого калибра (35)35. Специалисты фабрики им. Володарского разработали технологию производства гильз для 45 мм артиллерийских боеприпасов. Они изготовлялись на основе тряпичной бумаги с металлическим поддоном. Это позволило ленинградской промышленности, только во второй половине 1941 г. поставить в войска 3,2 млн снарядов и мин, а всего Ленинградский фронт израсходовал 3,4 млн боеприпасов. Таким образом, потребности фронта практически полностью покрывались за счет производственных мощностей ленинградской промышленности, работающей в условиях блокады (36).

Очень важную роль в организации работы военного производства в условиях блокады сыграло то, что военная промышленность Ленинграда заранее готовилась к возможной мобилизации и работе в экстремальных условиях. Так, в апреле 1939 г. на ряде крупных предприятий города была проведена учебная мобилизация с отработкой всех элементов мобилизационного плана (37)37. После всех мобилизационных мероприятий был проведен их тщательный разбор и анализ. Во время Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. значительная часть индустрии города функционировала фактически в условиях частичной мобилизации и получила неоценимый опыт работы в экстремальных условиях. К этому необходимо добавить, что все осуществлялось на основе детально разработанных мобилизационных планов, основанных на накопленных до войны больших стратегических запасах сырья, материалов и инструмента. Опыт, накопленный в период Советско-финляндской войны, способствовал организации эффективной работы по оперативной мобилизации всех мощностей индустрии Ленинграда в начальный период Великой Отечественной войны и блокады.



Заводам города, выпускающим наиболее важные виды боевой техники, была поставлена задача в кратчайшие сроки максимально увеличить ее выпуск. Руководству Кировского и Ижорского заводов было выдано производственное задание по резкому увеличению производства тяжелых танков КВ. В соответствии с новым производственным заданием, эти два крупнейших в городе и стране завода должны были уже в июле 1941 г. выпустить 150 тяжелых танков КВ-1, а в августе необходимо было произвести уже 200 танков (39)38. Это потребовало огромных усилий по расширению производства. Для сравнения можно отметить, что за весь 1940 г. было произведено всего 200 тяжелых танков (39).

Кроме того, крупные военные заводы Ленинграда, в соответствии с мобилизационными планами, должны были разворачивать производство на заводах-дублерах. Так, уже на третий день войны директора Кировского завода И.М. Зальцмана срочно вызвали в Москву. В столице у него состоялась довольно длительная аудиенция у И.В. Сталина. После этой встречи И.М. Зальцман срочно вылетел на Урал для организации серийного производства танков на Челябинском тракторном заводе (40)40. Вместе с директором на Урал направлялась группа высококвалифицированных специалистов Кировского завода для скорейшей организации производства танков. Через несколько дней с Кировского завода на Урал был отправлен целый железнодорожный эшелон с оборудованием, инженерами, конструкторами и рабочими. Таким образом, ленинградская промышленность не только наращивала выпуск продукции военного назначения в городе, но и принимала активное участие в организации военного производства в других регионах страны.

Несмотря на все эти суровые реалии войны и начавшуюся эвакуацию, военная промышленность Ленинграда в целом справлялась с форсированной производственной программой по выпуску различных видов продукции военного назначения. Так, к 28 августа 1941 г. было изготовлено 207 танков КВ, вместо 200 по плану. Дополнительно к этим боевым машинам с 28 августа по 5 сентября 1941 г. было изготовлено еще 62 тяжелых танка. Кроме того, 18 танков были отремонтированы и возвращены в строй (41).

Кроме того, мобилизация производственных мощностей, промышленно-производственных и научно-технических кадров позволила завершить недоделы, которые образовались еще несколько лет назад. Так например, на танковом заводе № 174 им. Ворошилова имелось 126 корпусов легких танков Т-26, выпуск которых был прекращен два года назад. В начале июля 1941 г. руководством города было принято решение в срочном прядке доделать эти танки. Для их изготовления было принято решение использовать стратегический мобилизационный запас сырья и материалов ряда предприятий города (42).

Больше того, принимаются меры по восстановлению производства оборонной продукции, давно снятой с вооружения. Речь идет о 76-мм полевой пушке Путиловского завода образца 1927 г. В июле 1941 г. это орудие было вновь поставлено на серийное производство там же, где оно производилось ранее - на Кировском (бывшем Путиловском) заводе. Завод получил оборонный заказ, в соответствии с которым уже в июле 1941 г. обязан был выпустить 400 пушек (43)43. Простота и надежность этих артиллерийских орудий позволила обеспечить их широкое производство промышленностью города в период блокады.



Потребность в артиллерийских орудиях постоянно возрастала, особенно войска нуждались в противотанковой артиллерии. Руководство города принимает трудное решение об увеличении производства артиллерийских орудий. Осенью 1941 г. на заводе № 7 «Арсенал» разворачивается производство 45-мм противотанковых пушек. Они должны были производиться путем переделки установок ДОТ–4 по 10 орудий ежедневно (44)44. Организация производства противотанковых орудий шла непросто. Не хватало сырья и было принято решение о привлечении ресурсов других промышленных предприятий Ленинграда. Партийные органы города принимают специальное постановление «Об организации производства противотанковых пушек». В соответствии с этим постановлением Танковый завод № 174 передал на завод № 7 сразу 200 танковых пушек для переделки в противотанковые. Столько же орудий для переделки должен был передать Ижорский завод (45).

В довоенный период ленинградская индустрия стояла у истоков создания минометного вооружения. Ведущим предприятием по его разработке и производству был завод № 7 «Арсенал». Минометы показали себя очень эффективным оружием в условиях упорной окопной войны. Поэтому в период блокады в Ленинграде возобновляется производство минометного вооружения. Так как основные мощности завода «Арсенал» были эвакуированы, их производство было организовано на заводе им. Энгельса. На этом предприятии начали производить 50-мм ротный миномет с планом выхода к сентябрю 1941 г. на производство 2 тыс. 520 штук ежемесячно (46).

Масштабы производства артиллерии и бронетанковой техники в городе на Неве впечатляют. Только во втором полугодии 1941 г. из 30,2 тыс. артиллерийских орудий, изготовленных в стране, 3 тыс. 053 были выпущены в блокадном Ленинграде (10,1%), из 42,3 тыс. минометов Ленинград дал фронту 9 тыс. 997 (23,5%), из 4,8 тыс. танков ленинградские заводы выпустили 713 (14,8%) (47).

Большое количество специального промышленного оборудования военных заводов города было эвакуировано в восточные районы страны. Вполне естественно, что при восстановлении военного производства очень остро стала ощущаться нехватка станков и оборудования. Руководством города и предприятий был проведен самый тщательный переучет всего оставшегося станочного оборудования, которого оказалось немало. Все станки, пригодные для использования в оборонном производстве, было предписано передать предприятиям, где разворачивалось военное производство. Станки и другое промышленное оборудование изымались у предприятий, организаций и учреждений независимо от ведомственной принадлежности и статуса. Так, при восстановлении мастерских по производству инициирующего вещества (азида свинца) на оборонном заводе № 5 было изъято 13 токарных станков из мастерской Детского дома № 22 и 5 станков из мастерской при Детском доме № 12 (48).

В больших масштабах разворачивалось производство различных видов боеприпасов, потребность в которых росла наиболее высокими темпами. Во второй декаде июля 1941 г. сразу 10 крупных заводов Ленинграда получили большие производственные задания по выпуску артиллерийских боеприпасов. В их числе были такие крупные заводы как «Русский дизель», «Экономайзер», завод им. Маркса, Металлический завод, завод им. Лепсе. К производству ручных гранат привлекались еще несколько подсобных производств различных предприятий и учреждений города в том числе: подсобное предприятие объединения «Ленрыба», Химико-пищевой комбинат, Солодо-дрожжевой завод, Военно-механический институт (49).



Производство боеприпасов требует от кадров особой квалификации и кадровая проблема стояла здесь наиболее остро. Органы власти города своим решением оперативно направляли лучшие кадры на оборонные предприятия. В августе 1941 г. бюро горкома партии приняло постановление «О направлении из предприятий и организаций Ленинграда инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих в распоряжение наркомата боеприпасов». Этим решением на предприятия города, производящие боеприпасы, переводились сразу 2 тыс. 225 человек (50)50. Затем принимается еще одно постановление о массовом переводе рабочей силы, строго обязательное в условиях военного времени - «О переводе на предприятия, выполняющие оборонные заказы, из советских торговых, кооперативных и других организаций Ленинграда работников, имеющих специальность по холодной и термической обработке металлов (51).

Вышеизложенные факты свидетельствуют о том, что военное производство удавалось наладить благодаря широкой внутригородской кооперации, объединением производственных мощностей и кадрового потенциала различных предприятий, научно-исследовательских, опытно-конструкторских учреждений, учебных заведений и других организаций. Так например, при производстве боеприпасов 20 предприятий Ленинграда обеспечивали литье, прокат, штамповку снарядных, минных и бомбовых заготовок; 116 предприятий выполняли задания по механической обработке корпусов боеприпасов и 16 изготавливали для этого инструмент и приспособления, более 10 снаряжали готовые корпуса взрывчатыми веществами (52)52. Вокруг Охтинского химкомбината сложилось объединение химических предприятий, НИИ, лабораторий и вузов, занимавшихся изготовление взрывчатых веществ для заводов, производящих боеприпасы (53).

Ценой больших усилий удалось организовать работу на предприятиях судостроительной отрасли. В ремонте и строительстве кораблей наряду с судостроительными заводами (Балтийский, Адмиралтейский, «Судомех», им. Жданова, «Петрозавод», Катерный, Кронштадский морской завод, Усть-Ижорская верфь), Кораблестроительным институтом и конструкторскими бюро участвовало более 20 других предприятий и организаций города. Например, на заводе «Русский дизель» было организовано изготовление и ремонт дизелей для подводных лодок, на заводе «Экономайзер» - турбомеханизмов, на «Электросиле» - электромашин, на Ижорском заводе – прокат и термическая обработка брони, на Кировском заводе – прокат листового и профильного материала, на заводе им. Ворошилова – прокат листовой брони, на заводе «Знамя труда» - производство и ремонт судовой арматуры, на заводе «Севкабель» - производство морского кабеля (54).

Следует еще раз остановиться собственно на эвакуации оборонной промышленности из Ленинграда в период Великой Отечественной войны. Здесь нет единого понимания о ее характере и масштабах. Единого плана эвакуации, фактически, не существовало и она проводилась исходя из конкретной, быстро меняющейся обстановке на фронте. Поэтому эвакуация проводилась в несколько этапов по целевым директивам из Москвы. Первая из них последовала уже 27 июня 1941 года и предписывала эвакуировать на Урал и в Сибирь оборудование и кадровый состав 7 авиационных заводов. 11 июля 1941 г. Государственный комитет обороны принимает постановление об эвакуации из Ленинграда 80 заводов и 13 конструкторских бюро. Через полтора месяца 26 августа 1941 г. ГКО делегирует все полномочия по эвакуации специальной комиссии в составе: В.М. Молотов, Г.М. Маленков, Н.Г. Кузнецов, А.Н. Косыгин, П.Ф. Жигарев, Н.Н. Воронов.

В день, когда была перерезана последняя ветка железной дороги – 29 августа 1941 г.комиссия только утвердила план эвакуации некоторых важнейших предприятий из Ленинграда на 10 дней. Понятно, что в условиях начавшейся блокады она была сопряжена с большими трудностями. В тыл была вывезена сравнительно небольшая часть оборудования и персонала 86 предприятий и организаций города, 2 тыс. 177 вагонов демонтированного оборудования осталась в блокированном городе. В дальнейшем часть оборудования и специалистов удалось переправить самолетами и по «дороге жизни». Таким образом, утверждение о полной эвакуации оборонной промышленности Ленинграда не соответствует действительности (55).

Даже в самое критическое время блокады, в январе 1942 г., выпуск военной продукции производили 22 предприятия блокадного Ленинграда. В апреле их количество увеличилось сразу на 50, в мае на 57, а в июне на 75 предприятий. К началу 1943 г. в городе работали цехи почти 100 крупных предприятий. С июля по декабрь 1942 г. было выпущено 646 орудий, 1 тыс. 478 минометов, 46 танков, 2 тыс. 417 станковых пулеметов, 30 тыс. 142 автомата. К концу 1943 г. в Ленинграде работали 186 крупных предприятий, выпускавших свыше 150 наименований боевой техники, вооружения, боеприпасов, инженерного имущества, средств связи, приборов и др. (56)
.
С начала войны и до конца 1943 г. ленинградская промышленность дала фронту 836 новых танков. В этот же период удалось отремонтировать 1 тыс. 346 танков. Было произведено 150 тяжелых морских орудий, более 4,5 тыс. пушек различных калибров для сухопутных частей Красной армии, более 12 тыс. станковых и ручных пулеметов, более 200 тыс. автоматов, миллионы артиллерийских снарядов и мин, взрывателей различного типа, большое количество раций, полевых телефонов. Ленинградские судостроители достроили и построили 407 и отремонтировали около 850 кораблей разного класса (57).

При рассмотрении вопроса о возможности или невозможности функционирования военного производства в Ленинграде после эвакуации, значительной части промышленно-производственных мощностей военной промышленности, необходимо в обязательном порядке учитывать некоторые принципиальные положения. В первую очередь необходимо учесть тот факт, что в предвоенный период в Ленинграде были созданы крупные базовые военные производства, которые предполагают создание промышленно-производственной и кадровой составляющей. Речь идет о военном судостроении, танковом, артиллерийском, боеприпасном и других военных производствах. Более того, в Ленинграде сформировались отечественные школы по их разработке и производству. В течение 1930-х гг. ленинградская военная промышленность неоднократно выступала в качестве своеобразного «донора» при создании аналогичных производств в различных регионах Советского Союза. Поэтому после эвакуации значительной части производственных мощностей военных предприятий Ленинграда в годы Великой Отечественной войны производство удалось возобновить, опираясь на созданную базу.

Кроме того, производство вышеупомянутых видов вооружения и боевой техники удалось возобновить благодаря тому, что оно опирались на имеющуюся в городе высокоразвитую металлургическую, энергетическую, химическую, опытно-экспериментальную и научно-техническую базу. Эти составляющие были формально объединены в рамках единой региональной структуры в лице городских органов государственной власти. Основой для формирования единой региональной структуры были мобилизационные планы, которые отрабатывались в организационном плане и были обеспечены в материально-техническом и кадровом отношении.

Следует согласиться с очень важным выводом авторов фундаментального труда «Оружие Победы», посвященного отечественной оборонной индустрии, которые пишут о блокадном Ленинграде: «Жизнь города была полностью переключена на военный лад. На снабжение извне рассчитывать не приходилось. Все потребности огромного города, нужды защищавших его армий и флота надо было удовлетворять своими силами и средствами, в первую очередь обеспечить фронт оружием и боеприпасами ... Более 190 ленинградских заводов и фабрик были переключены на выпуск вооружения» (58).

Таким образом, материалы нашего исследования подводят нас к однозначному выводу: в годы Великой Отечественной войны сердцевину «народного ополчения» ленинградских предприятий (по выражению А.Р. Дзенискевича), работавших на оборону города в период блокады, составляли военные предприятия. Следовательно, есть все основания говорить о том, что в тех условиях в городе, хоть и в значительно урезанном виде, действовал региональный военно-промышленный комплекс. Это подтверждается и освещенными выше фактами работы основных структурных элементов ВПК: некоторых военных НИИ, испытательных полигонов и др. Недостающие кооперированные связи в выпуске вооружения военные заводы восполняли за счет привлечения гражданских предприятий и учреждений, которые быстро перестраивались, перепрофилируя свое производство на выпуск продукции военного назначения.


Примечания

1 Белянский С.Ю. Петроград-Ленинград как военно-промышленный центр. Материалы энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург-2003». СПб., 1999; Федулов С.В. Основные направления государственной политики по подготовке инженерно-технических кадров для Военно-промышленного комплекса (на материалах г. Ленинграда в 20-30-е годы ХХ века). СПб.: ВИКУ имени А.Ф. Можайского, 1995; Лосик А.В., Мезенцев А.Ф., Щерба А.Н. У истоков Российского военно-промышленного комплекса (военная промышленность Ленинграда в 20-30-е годы и перспективы её развития в конце ХХ века). СПб., 1998; Они же. От военно-промышленного производства к военно-промышленному комплексу (исторические предпосылки возникновения и перспективы для России). СПб.: ОАОПП-3, 1997; Щерба А.Н. Военная промышленность Ленинграда в 20-30-е годы. СПб., 1999; Ниязов Н.С. Социально-экономические проблемы развития ВПК Ленинграда в 1935-1941 гг. Автореферат диссер… канд. истор. Наук. СПб., 1997; Гончар А.Н. Роль ВПК Ленинграда в обороне города (1941-1944 гг.). Автореферат диссер… канд. истор. наук, СПб., 1997; Щерба А.Н. ЦГА СПб. О развитии военной промышленности Северо-западного региона в 1919-1926 гг. Местные архивы об истории регионов. СПб., 1997; Его же. Создание системы военно-мобилизационных органов ленинградской промышленности в 20-30-е годы. Общество и власть в истории России. СПб., 1999.

2 Быстрова И.В. Советский военно-промышленный комплекс: проблемы становления и развития (1930 – 1980 гг.). М.: ИРИ РАН, 2000. С. 25.

3 См., например, Федулов С.В., Щерба А.Н. Военно-техническое сотрудничество СССР со странами Запада в 20-30-е годы ХХ века. СПб.: ВКА имени А.Ф. Можайского, 2005; Федулов С.В. Сотрудничество СССР с западными странами в области военного судостроения и военно-морского вооружения в 20-30-е годы XX века // КЛИО. 2006. № 34.

4 Уколова И.Г. Формирование военно-технической политики в области артиллерии в 1878-1941 гг. (на материалах военных опытно-экспериментальных учреждений). Автореферат диссер… канд. ист. наук. СПб., 1999.

5 Уколова И.Г. Артиллерийский научно-исследовательский институт // КЛИО. 2001. № 13; Снигирёв С.Ф. Некоторые исторические тенденции научно-технического развития отечественной артиллерии // КЛИО. 2000. № 12; Щерба А.Н. Роль научного потенциала Ленинграда в формировании военно-промышленного комплекса (20-30-е годы) // КЛИО. 1997. № 2.

6 Щерба А.Н. Военная промышленность Ленинграда в 20-30-е годы. СПб., 1999. С. 139.

7 Васильев А.А. Становление и развитие бронетанковой промышленности Ленинграда до Великой Отечественной войны. СПб.: Нестор, 2002; Щерба А.Н. Становление и развитие танковой промышленности до Великой Отечественной войны // Петербургская историческая школа. СПб., 2002; Алексеев Т.В. Центральная радиолаборатория: у истоков советской системы радиовооружения. // Военно-исторический журнал. 2007. № 3; Ленинградская индустрия у истоков отечественного минометного вооружения // Военно-исторический журнал. 2009. № 10; Степанов А.С. Авиапромышленность в Ленинграде и ее перестройка накануне Великой Отечественной войны (1939 – первая половина 1941 гг.) // Россия в XX веке. Проблемы политической, экономической и социальной истории. СПб.: СПбГУ, 2008.

8 Лебедева Н.Б. Конверсия оборонной промышленности Петрограда в годы НЭПа. // КЛИО. 1998. № 6.

9 Ежов В.А. ВПК Ленинграда во время войны // Ленинградская эпопея. Организация обороны и население города / Ред. коллегия: В.М. Ковальчук, Н.А. Ломагин, В.А. Шишкин. СПб., 1995; Дзенискевич А.Р. Фронт у заводских стен. Малоизвестные проблемы Ленинграда (1941-1944); Щерба А.Н. Военная промышленность Ленинграда в 20-30-е годы. СПб., 1999; Минаев П.П. Работа ленинградской оборонной промышленности по реализации государственной военно-технической политики в областях артиллерийского вооружения, бронетанковой техники и боеприпасов в 20-30 –е годы XX века. СПб., 2006; Степанов А.С. Авиапромышленность Ленинграда и ее перестройка накануне Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. 2009. № 6.

10 Щерба А.Н. Индустрия Ленинграда как важнейший фактор победы В Великой Отечественной войне. 60- летие Победы СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Материалы межвуз. научной конфер. Санкт-Петербург, 15 апреля 2005 г. СПб., 2005. С. 79-80.

11 Белянский С.Ю. Петроград – Ленинград как военно-промышленный центр. Материалы энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург-2003». СПб., 1999. С. 306.

12 Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е годы. М., 1996. С. 98.

13 Ленинград в осаде. Сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны 1941-1944 гг. СПб., 1995; Ломагин Н.А. Неизвестная блокада. В 2-х кн. (в том числе кн. 2: документы и приложения). М.; СПб., 2000; Л., 1989; Комаров Н.Я., Куманев Г.А. Блокада Ленинграда: 900 героических дней. 1941-1944. Исторический дневник. Комментарии. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004; Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. Под ред. Н.Л. Волковского. М.: АСТ; СПб., 2004; Чернухин В.А. Несостоявшийся «Нордлихт» // Военно-исторический журнал. 2005. № 1; Лебедев Ю.М. По обе стороны блокадного кольца. СПб., 2005; Ковальчук В.М. 900 дней блокады. Ленинград 1941-1944. СПб., 2005; Судариков А.М. Ленинградские химики блокадному городу и фронту // 60 лет со дня снятия блокады и освобождения ленинградской области. Материалы международной конференции 27 января 2004 г. СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2004.

14 Данилов П.П. Промышленность Ленинграда в годы блокады // Отечественная история. 2003. № 3; Лукин В.Е. На Ленинградском фронте «Ванюша» громил врага не хуже «Катюши» // Военно-исторический журнал». 2003. № 6; Дзенискевич А.Р. Военная пятилетка рабочих Ленинграда. Л., 1972; Его же. Рабочие Ленинграда накануне Великой Отечественной войны, 1938- июнь 1941 гг. Л., 1983; Его же: Накануне и в дни испытаний: ленинградские рабочие 1938-1945 гг. Л., 1990; Его же: Блокада и политика. Оборона Ленинграда в политической конъюнктуре. СПб., 1998.

15 Дзенискевич А.Р. Проблемы истории обороны и блокады Ленинграда и новые задачи // 60-летие Победы СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Материалы межвуз. научн. конфр. Санкт-Петербург 15 апреля 2005 г., Балтийский государственный технический университет «Военмех». СПб., 2005. С. 117-118.

16 Ежов М.В. Промышленность Ленинграда и ее роль в обороне города // 65-летие снятия блокады Ленинграда и освобождения Ленинградской области. Всероссийская научная конференция 19 января 2009 г. Сб. материалов. СПб.; Кировск: ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2009. С. 95.

17 Ежов М.В. Указ. соч. С. 102.

18 Выдержка из диссертации Н.А. Минакова приводится в книге В.Н. Парамонова «Россия в 1941-1945: проблемы индустриальность развития» (Самара, 1999. С. 57-58). Сама же диссертация Н.А. Минакова, как пишет В.Н. Парамонов, в связи с «ленинградским делом» была отправлена в спецхран и исследователи получили доступ к ней лишь в середине 1990-х гг. Правда, отчасти материалы рукописи были опубликованы Н.А. Минаковым в книге: Минаков Н.А. «В кольце блокады. Хозяйство и быт осажденного Ленинграда» (Л., 1961) и в ряде его статей (В.Н. Парамонов. Указ. соч. С. 58, 370).

19 Пермяков Г.Н. Тыл – кузница Победы // 60-летие Победы СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Материалы мезвузовой научной конференции. Санкт-Петербург, 15 апреля 2005 г., Балтийский государственный технический университет «Военмех». СПб., 2005. С. 99.

20 Фролов М.И. Ленинградцы – фронту (1941-1944 гг.) // VI Вишняковские чтения. Материалы международной научно-практической конференции. СПб.; Бокситогорск, 2003. С. 104.

21 См. подробнее: Лукин В.Е. На Ленинградском фронте «Ванюша» громил врага не хуже «Катюши». В блокадном Ленинграде в кратчайший срок было организовано производство тяжелых мин М-28, наводивших ужас на фашистов // Военно-исторический журнал. 2003. № 6.

22 Демидов В.И. Снаряды для фронта // Лениздат, 1985. С. 70-73.

23 См.: Оппоков В.Г. И.В. Сталин: «…На войне не надо рассчитывать только на хорошее, а также на худшее». О чем рассказывают кремлевские и фронтовые телеграфные ленты 60-летней давности // Военно-исторический журнал. 2002. № 1.

24 Оппоков В.Г. Указ. соч. С. 29.

25 Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне. Кн. 2. М.; Тула, 1978. С. 68.

26 Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). Ф. 25. Оп. 2а. Д. 158. Л. 217.

27 Оружие Победы / Под общ. ред. В.Н. Новикова. М.: Машиностроение, 1985. С. 24.

28 Там же, С. 248.

29 Демидов В.И. Снаряды для фронта. Л.: Лениздат, 1985. С. 89.

30 См. например: Александров А.П. Ленинградские ученые – фронту. М., 1982; Соболев Г.Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1986; Алексеев Е.П., Рачковский Ю.А. Подвиг ученых блокадного Ленинграда // Народ и война. 50 лет Великой Победы. СПб., 1995; Белозеров Б.П. Война и высшая школа // Народ и война. 50 лет Великой Победы. СПб., 1995; Сражались, работали, учились. ВУЗы Ленинграда в годы войны и блокады / Под. общ. ред. Б.П. Белозерова. СПб., 1994 и др.

31 Лукин В.Е. Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. СПб., 2009. С. 19.

32 Оружие Победы / Под общ. ред. В.Н. Новикова. М.: Машиностроение, 1985. С. 120.

33 Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). Ф. 25. Оп. 2 а. Д. 151. Л. 52.

34 Демидов В.И. Снаряды для фронта. Л.: Лениздат, 1985. С. 77, 84.

35 ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 2 а. Д. 158. Л. 163.

36 Демидов В.И. Снаряды для фронта. Л.: Лениздат, 1985. С. 97, 109.

37 ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 2. Д. 61. Л. 27.

38 Там же. Оп. 2 а. Д. 143. Л. 24.

39 Конструктор боевых машин. Л.: Лениздат, 1988. С. 119.

40 Без тайн и секретов. Очерк 60-летней истории танкового КБ на Кировском заводе в СПб. СПб., 1995. С. 62.

41 Там же.

42 ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 2 а. Д. 143. Л. 68.

43 Там же. Л. 87.

44 Там же. Д. 152. Л. 36.

45 Там же. Д. 153. Л. 57.

46 Там же. Д. 150. Л. 92-94.

47 Ленинградская эпопея организации обороны и население города. Ред. коллегия: В.М. Ковальчук, Н.А. Ломагин, В.А. Шишкин. СПб., 1995. С. 158.

48 ЦГАИПД СПб. Ф. 25. Оп. 2а. Д. 149. Л. 9.

49 Там же. Д. 144. Л. 152.

50 Там же. Д. 147. Л. 172.

51 Там же. Д. 150. Л. 54.

52 Демидов В.И. Снаряды для фронта. Л.: Лениздат, 1985. С. 89-90.

53 Ленинградская эпопея организации обороны и население города /Ред. коллегия: В.М. Ковальчук, Н.А. Ломагин, В.А. Шишкин. СПб., 1995. С. 161.

54 Ленинградская эпопея организации... Указ соч. С. 160.

55 Ленинградская эпопея организации... Указ. соч. С. 156-157.

56 Ленинградская эпопея организации...

57 300 лет военной истории Санкт-Петербурга / Под общ. ред. В.С. Бобрышева. СПб.: Славия, 2003. С. 343.

58 Оружие Победы / Под общ. ред. В.Н. Новикова. М.: Машиностроение, 1985. С. 80.

Аннотация

Авторы обосновывают точку зрения о том, что в период блокады Ленинграда в городе, хотя и в сильно урезанном по составу виде, действовал региональный военно-промышленный комплекс, сформированный уже к началу Великой Отечественной войны, сердцевину которого составляли специализированные военные предприятия, которые не успели эвакуироваться на восток страны.

Ключевые слова

Военно-промышленный комплекс, вооружение и военная техника, военное производство, блокада, оборонная промышленность, реактивная артиллерия, запасы сырья, детали.

Сведения об авторах

Лосик Александр Витальевич, доктор исторических наук, профессор, заместитель главного редактора журнала для учёных «КЛИО».

Тел. 8(812)431-06-95

Щерба Александр Николаевич, доктор исторических наук, профессор Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского.

Тел. 8(812)459-65-51



Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.