Выбор читателей:

КИНОСЪЕМКА КАК ЖИВАЯ ТРАДИЦИЯ

News image

И.А. КОСАЧЕВ, г. Москва, Российская Федерация КИНОСЪЕМКА КАК ЖИВАЯ ТРАДИЦИЯ Аннотация Автор освещает актуальные вопросы возрождения съемок кинохроники с целью сохранить зримый облик ...

ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АУДИОВИЗУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ В БЕЛОРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ КИНОФОТОФОНОДОКУМЕНТОВ.

News image

Е.М. ГРИНЕВИЧ, г. Дзержинск, Республика Беларусь ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АУДИОВИЗУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ В БЕЛОРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ КИНОФОТОФОНОДОКУМЕНТОВ. Аннотация В статье освещается опыт работы архивистов Белорусского ...

ЗВУКОВЫЕ МЕМУАРЫ КИНОРЕЖИССЕРА М.И. РОММА: ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ И ИЗУЧЕНИЯ

News image

М.М. ЖУКОВА, г. Москва, Российская Федерация ЗВУКОВЫЕ МЕМУАРЫ КИНОРЕЖИССЕРА М.И. РОММА: ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ И ИЗУЧЕНИЯ Аннотация В статье представлены промежуточные итоги изучения звуковых ...

АЛЕКСАНДР ЯГЕЛЬСКИЙ: ИЗ ИСТОРИИ КОЛЛЕКЦИИ ПАРАДНЫХ И ОФИЦИАЛЬНЫХ ПОРТРЕТОВ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ЦАРЯ НИКОЛАЯ II И ЧЛЕНОВ ЕГО СЕМЬИ

Печать PDF

В.К. БЕЛЯКОВ, г. Москва, Российская Федерация

АЛЕКСАНДР ЯГЕЛЬСКИЙ: ИЗ ИСТОРИИ КОЛЛЕКЦИИ ПАРАДНЫХ И ОФИЦИАЛЬНЫХ ПОРТРЕТОВ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ЦАРЯ НИКОЛАЯ II И ЧЛЕНОВ ЕГО СЕМЬИ

Аннотация

Статья посвящена одному из первых личных кинооператоров последнего российского императора - Александру Ягельскому и впервые наиболее полно излагает его биографию и творческие достижения. А. К. Ягельский остался в истории малоизвестным фотографом, так как все его работы выходили под фирменным знаком фотоателье «К. Е. фонъ Ганъ и Ко», а император и его окружение называли представлявшего это ателье на всевозможных царских церемониях фотографа просто «Ганом». Впрочем, это судьба всех фотографов и кинооператоров, снимающих особо важных государственных персон. Сегодня их просто называют «личниками», и эти «личники» исправно, день за днём, снимают официальную хронику, которую потом обильно показывают по телевидению во всём мире, и никому и в голову не приходит поинтересоваться, кто же на самом деле является автором этой хроники. А ведь подчас это люди, обладающие известными в кинематографических кругах именами. Вот такая же безвестная на долгие годы судьба ожидала и имя Александра Ягельского.

Ключевые слова

Фотоателье «К. Е. фонъ Ганъ и Ко», К.Е. фон Ган, 300-летия Дома Романовых.

Самую большую коллекцию парадных и официальных портретов последнего русского царя Николая II и членов его семьи, а также самых различных сюжетов кинохроники из их жизни, оставило фотоателье «К. Е. фонъ Ганъ и Ко». Многие современники царя, да и сами Романовы, в своих бумагах часто упоминают имя придворного фотографа К. Е. фон Гана. И лишь считанное число специалистов по истории той поры знают, что реальное имя этого фотографа, ставшего самым настоящим родоначальником отечественного документального кино, было Александр Карлович Ягельский.

Именно он был автором многих десятков тысяч фотоснимков из жизни царя, его семьи и царского двора и снял вместе со своими помощниками свыше 20 тысяч метров царской кинохроники, то есть более 10 часов экранного времени.

К сожалению, сведения о самом Александре Ягельском весьма скупы. В настоящее время удалось достаточно точно установить следующее:

Александр Карлович родился в Варшаве, вероятно, в 1861 году. Тогда это был Польский край, входивший в Российскую Империю. У него был брат Игнасий или, как его величали в Москве и Санкт-Петербурге, Игнатий, который в 80-е годы XIX века переехал в Москву и открыл здесь фотоателье. Около 1888 года в этом ателье начинает работать и Александр Ягельский, также покинувший Варшаву. На следующий год их совместное дело терпит непредвиденный крах – на Игнатия Ягельского Департамет полиции заводит дело, а Александра привлекают «к дознанию политического свойства», в связи с тем, что в ателье были обнаружены «снимки мятежа» (к сожалению, из документов даже не ясно, какого). На счастье, дело сочли малозначительным, и политическое преследование закончилось лишь тем, что оба брата были лишены права проживания в Москве.

И тут надо отдать должное порядочности полицейских властей России того времени и настойчивости братьев – раз в Москве пребывать запрещено, Ягельские решают податься в столицу Санкт-Петербург, о котором в полицейском решении не было ни слова.

Вероятно, к этому времени Ягельские сумели себя зарекомендовать в столичных фотографических кругах, поскольку Игнатию удаётся довольно легко открыть новое фотоателье по адресу: Соляной переулок, 4 -16, а брат Александр устраивается на работу не где-нибудь, а в Царском Селе, резиденции русских царей. Там с 1887 года работает то самое фотоателье «К. Е. фонъ Ганъ и Ко», которое содержит жена помощника старшего инженера-механика Казимира-Людвига Евгеньевна (отсюда и инициалы «К. Е.») Якобсон, урождённая Ган. В этот период она сумела получить в Канцелярии Императорской Академии художеств «исключительное право собственности на исполненное в её фотографии фотографическое изображение Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича». (Таким образом, когда сейчас порой даже серьёзные исследователи пишут о «фотографе К. Е. фон Ган», они дважды попадают впросак, поскольку Казимира Евгеньевна фон Ган всегда была женщиной!). По имеющимся документам невозможно установить, как, но с 1891 года совладельцем этого ателье становится Александр Карлович Ягельский. С августа 1897 года вместо Якобсон совладелицей ателье становится вдова титулярного советника Ванда Заельская, и теперь уже она и Александр Ягельский получают свидетельство на исключительные права на свои фотографии с изображениями Николая 2 и его семьи. С этих пор практически все «гановские» фотографии делаются А. К. Ягельским, которому в 1911 году за его заслуги в течение 20 лет беспорочной службы присваивается звание «Фотографа Двора Его Величества».

Неудивительно, что А. К. Ягельский остался в истории малоизвестным фотографом, так как все его работы выходили под фирменным знаком фотоателье «К. Е. фонъ Ганъ и Ко», а император и его окружение называли представлявшего это ателье на всевозможных царских церемониях фотографа просто «Ганом». Впрочем, это судьба всех фотографов и кинооператоров, снимающих особо важных государственных персон. Сегодня их просто называют «личниками», и эти «личники» исправно, день за днём, снимают официальную хронику, которую потом обильно показывают по телевидению во всём мире, и никому и в голову не приходит поинтересоваться, кто же на самом деле является автором этой хроники. А ведь подчас это люди, обладающие известными в кинематографических кругах именами. Вот такая же безвестная на долгие годы судьба ожидала и имя Александра Ягельского.

Здесь следует сказать ещё об одном моменте, характерном для жизни придворных кругов того времени. Дело в том, что мир Императорского Двора был абсолютно закрыт для какой-либо информации и каких-либо разговоров. Частная жизнь монарха причудливо переплеталась с государственными делами и заботами, и в неё категорически никого не посвящали. Любые события из жизни Двора не становились предметом общественного мнения, пусть даже в лице газет или только что зарождавшихся кинематографических кругов. Более того, любое распространение каких-либо публичных материалов, будь то фотографии или отдельные киносюжеты, могло идти только с ведома Министерства Императорского Двора. Отсюда и ничтожно малое присутствие подобных материалов в общественном обороте того времени. Большинство же фотографий оседало в так называемых царских альбомах, которые были доступны только весьма и весьма узкому кругу лиц, а царская кинохроника благополучно лежала без движения в так называемом Царскосельском фильмоархиве, принадлежавшему всё тому же фотоателье.

И тут мы и подходим к самому интересному повороту в развитии этого ателье и в жизни самого Александра Ягельского. В 1900 году Александр Ягельский приобретает самое современное на тот момент кинооборудование, включающее в себе киносъёмочный аппарат, проявочную машину с сушильными барабанами и простейшую копировальную машину. Именно этот год можно по праву считать годом открытия первого киноателье в России, а не 1907 год, когда начало работу ателье самоуверенного Александра Дранкова. Александр Ягельский с 1900 года начал проводить монопольную съёмку царской семьи и различных событий царского Двора. Вся лишь разница между ним и Дранковым заключалась только в том, что его фильмы принципиально не получали широкого общественного распространения. Первое время фильмы Александра Ягельского имели длину 20-30 метров каждый. Объяснялось это тем, что такую длину имела зарядка кассеты его киносъёмочного аппарата. Однако, весной 1903 года Ягельский приобретает ещё один или два аппарата, его брат Игнатий становится его помощником, и длина отдельных фильмов теперь увеличивается до 100 метров.

Это важный момент в истории документального кино России, поскольку эта длина означает, что отныне Ягельский производит простейший монтаж своих фильмов на примитивной моталке, то есть склеивает отдельные куски в определённой последовательности, отчего возникают новые смыслы на монтажных стыках. Конечно, речь ещё не идёт об эффекте Кулешова. Но тем не менее, у братьев-киносъёмщиков появляется определённое понимание операторского мастерства, так необходимого в документальных фильмах. Если вглядеться в сохранившиеся фильмы Александра Ягельского, легко заметить, что для любого события с 1903 года он старается снимать как общие, так и средние, и крупные планы, чередуя их в монтаже. Монтажные фразы начинают носить законченный, а не случайный характер – у них есть начало и конец. И самое прекрасное: Александр Ягельский начинает извлекать буквально волшебство из примитивного аппарата, у которого нет ещё зарядной пружины и приходится равномерно крутить ручку механизма. И при этом он умудряется снимать с движения, как это видно в фильме 1910 года «Рижские торжества в Высочайшем присутствии по случаю 200-летия присоединения Лифляндии к Империи», когда оператор стоит в открытой машине, и не прекращает съёмок даже при резком повороте автомобиля! А иногда делает роскошный панорамы – и это при том, что штатив камеры снабжён всего лишь тяжёлым механическим поворотным винтом, который ой, как непросто вести плавно и соблюдать при этом плавность вращения ручки!

Объёмы производства Царскосельского киноателье были столь велики, что уже в 1902 году Александр Ягельский ставит перед министерством Императорского Двора вопрос о создании в рамках этого ведомства историко-кинематографического отдела со своим хранилищем всех отснятых им кинолент. Однако, ни тогда, ни позднее (а Ягельский продолжал поднимать этот вопрос и в 1908, и в 1911 годах) сделано этого не было, и первый в истории России фильмоархив носил исключительно частный характер, и владела им всё та же фирма «К. Е. фонъ Ганъ и Ко». После октябрьского переворота 1917 года Царскосельский архив был, разумеется, реквизирован в пользу советской власти и перевезён на Сергиевскую улицу в Петроград, где располагался Петроградский кинокомитет, а затем – складское помещение фабрики «Севзапкино», ну а после 1928 года он был перевезён в Москву и стал своеобразной основой центрального кинофотофоноархива, который после разных реорганизаций сейчас находится в городе Красногорске (Российский государственный архив кинофотодокументов). Разумеется, за прошедшие годы произошли самые разные утраты, в том числе, и в результате варварского обращения с этими плёнками различных советских документалистов. И тем не менее, большинство материалов дошло до нас, и сейчас Красногорский архив обладает уникальной почти 10-часовой коллекцией царских кинохроник, около 12 тысяч фотоснимков и нескольких сотен отдельных фотоальбомов.

Работа Александра Ягельского, разумеется, была известна среди кинематографистов того времени, и появившийся спрос на его съёмки привёл к неизбежному: в 1907 году фирма «Гомон» выпускает в продажу сразу три документальных фильма: «Третья Государственная дума», «Смотр войскам в Высочайшем присутствии в Царском Селе», «Смотр войскам в Высочайшем присутствии перед Зимним Дворцом», приобретённых у фирмы «К. Е. фонъ Ганъ и К», то есть у Ягельского, режиссёром и оператором которых он и был. А в 1909 году Александр Ягельский подписывает соглашение с Т/д «А.Ханжонков и Ко», по которому он передаёт Ханжонкову право эксплуатирования всех своих негативов (разумеется, только тех фильмов, которые разрешены к публичной демонстрации). Список переданных картин включал в себе фильмы, которые были созданы, начиная с 1902 года.

После 1912 года (в этот год был надёжно усовершенствован грейпферный механизм кинокамеры, вследствие чего исчезла дрожь рамки кинокадра, что в свою очередь, позволило создать более совершенные съёмочные аппараты и увеличить их производство) деятельность Александра Ягельского получает дальнейшее развитие. Он создаёт вполне законченные продолжительные документальные фильмы, принимает активное участие в съёмках Торжеств по случаю 300-летия Дома Романовых, а с началом войны сопровождает Николая 2 практически во всех его поездках на фронт.

Внезапная смерть обрывает его жизнь в октябре 1916 года. Похоронен он был на Царскосельском кладбище. А вскоре происходит захват власти большевиками и экспроприация практически всех фото- и киноматериалов Александра Ягельского. Его вдова, пожелавшая уехать из страны в Польшу, как следует из документов 1918 года, пыталась оспорить изъятие архива фирмы, но добиться ничего не смогла. Правда, часть так называемых царских альбомов (которые, видимо, хранились у Ягельских дома) вдова увозит с собой. И до сих пор на различных аукционах появляется тот или иной фотоальбом из коллекции Александра Ягельского, который уходит за вполне баснословные деньги.

Сведения об авторе

Беляков Виктор Константинович, кандидат исторических наук, заведующий архивным фондом ЦНЦ «Православная энциклопедия», Российская Федерация, г. Москва, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript , (916) 601-83-17