РАССЛЕДОВАНИЕ ЗОЛОЧЕВСКОГО ПОГРОМА ПО МАТЕРИАЛАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 1941 г.

Печать PDF



Отношение Организации украинских националистов (ОУН) к евреям и участие ее членов в еврейских погромах в начале Великой Отечественной войны является одной из самых спорных проблем в истории украинского национализма. Зачастую в центре внимания историков был Львовский погром, а погромы в других городах оставались по различным причинам без должного исследования. Данная работа призвана частично восполнить этот пробел. В ней на основании материалов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) рассматривается вопрос причастности ОУН в проведении погрома, который произошел в г. Золочев (Львовская область) в июле 1941 г.



На Западной Украине первые еврейские погромы начались практически сразу с началом войны. В июне-июле 1941 г. погромы произошли в 26 украинских городах Галиции и Волыни и явились страшным бедствием для западно-украинских евреев. Количество жертв июльских погромов на Западной Украине по разным подсчетам составляет от 12 до 28 тысяч евреев.

Одним из самых кровопролитных погромов стал Золочевский погром. Как он произошел? Какие силы в нем участвовали? Золочевскому погрому прежде уже были посвящены отдельные исследования. Прежде всего следует отметить работу Б. Боля, который, основываясь на архивных документах, восстанавливает картину погрома с «немецкой стороны». Однако об участии украинской стороны в погроме до сих пор остается много неясного. Между тем, в материалах «Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков» по городу Золочев содержится большое количество свидетельских показаний, которые помогут восстановить картину погрома.

Итак, 1 июля 1941 г. немцы вошли в город. Одновременно в тюрьме, расположенной в Золочевском замке были обнаружены трупы убитых людей. Это сотрудники НКВД перед отступлением, не успевая эвакуировать заключенных и не желая оставлять потенциально опасный элемент врагу, без суда уничтожили сотни заключенных Золочевской тюрьмы. Однако вопреки расхожему мнению, что еврейские погромы в городах Западной Украины были напрямую связаны с обнаружением жертв НКВД, не подтверждаются. Уже 2 июля немцами было расстреляно несколько евреев. Тогда же М. Цегельский «сам себя назначил судьей», а немецким командованием он был назначен комендантом украинской полиции. По его приказу всех комсомольцев Золочева расстреляли. Однако основные события, непосредственно сам погром, произошли 3 июля.

Что послужило толчком к погрому? Если верить свидетелю Я.И. Тайхману, в ночь на 3 июля глава созданного после прихода немцев Украинского Национального Комитета (УНК) г. Золочева, Н. Антоняк, бывший до войны председателем сельского союза Золочева, его заместитель и одновременно зять - доктор городской больницы Гелевич провели совещание с созданной вскоре после прихода немцев украинской «тридцаткой» и объявили, что они подписали от имени украинцев Золочева требование к немецким властям организовать погром в Золочеве.

Немцы не препятствовали этому начинанию, поскольку хотели, чтобы сами украинцы устроили погром. Однако, согласно другому свидетельству, немецкие власти обратились к Антоняку с просьбой организовать погром от имени украинцев, что и было сделано. По всей видимости, последнее свидетельство более близко к истине. Известно, что по распоряжению главы Главного Управления Имперской Безопасности (РСХА) Р. Гейдриха, в задачи эйнзацгрупп входило провоцирование погромов местным населением, однако делать надлежало так, чтобы об участии немецкой стороны в организации погрома не было никому известно. С уверенностью можно сказать, что украинская сторона, Антоняк и его сторонники (в частности бургомистр города Н. Алишкевич, заместитель главы УНК Золочева Гелевич) подписали документ, который послужил основанием к погрому. К сожалению, показания свидетелей не позволяют детально характеризовать содержание данного документа.

Кто в Золочеве состоял в Украинском Национальном Комитете? Кроме Антоняка и Алишкевича в его состав также входила учительница Соболева. Активно участвовала в его работе С. Грицакова, имевшая у себя список горожан-комсомольцев, которых она с приходом немецких войск выдала немецким властям. Участвовал в работе комитета мясник Й. Дзвоник, украинский ксендз Плашовецкий, который в проповеди 6-7 июля призывал уничтожать евреев.

Непосредственное участие в погроме с украинской стороны принимала участие так называемая «тридцатка». В ее состав входили Малиновский, отец и сын Клименко, адвокат Ванеев и его жена Ванеева, портной Бойко, начальник пожарной охраны города Пастернак, бондарь Воронкевич, Г. Семчишин, С. Соболева, Леник, Ляучны, доктор Билицкий. Кроме них в погроме участвовали М. Мыцко, В. Гаевой, Подоляк, Музычка, Хлопецкий, Кобловский, Рудый, Мудрый, Довгашич, Стетив, Михайлишин, Павлишин.

По показаниям некоторых свидетелей непосредственно «тридцаткой» руководили уже упоминавшийся Антоняк, Алишкевич – бургомистр города, Туркевич – староста г. Золочев, Пеневский – директор городской управы, а также Павлишин. Вероятно, она также как и УНК, подчинялась немцам.

В архиве не выявлено прямых доказательств того, что лидеры УНК Золочева были членами ОУН, однако вряд ли можно сомневаться, что они имели связи с ОУН. Антоняк, Алишкевич, как и другие участники погрома, в показаниях свидетелей недвусмысленно называются украинскими националистами. Следует отметить, что предвоенные инструкции ОУН прямо не требовали, чтобы украинские органы власти на местах возглавлялись непременно членами ОУН, в случае недостатка кадров украинскую администрацию могли возглавить «местные наилучшие элементы», выдвинутые, однако, ОУН.

Несмотря на то что, в основном, для обозначения действий украинцев, участвовавших в погроме, свидетелями используется термин «тридцатка», у нас есть все основания отождествлять эту «тридцатку» с «украинской народной милицией». В целом, в показаниях свидетелей слова «тридцатка» и «украинская полиция», «украинская милиция», «украинские националисты» взаимозаменяемы и используются для обозначения одних и тех же событий. По всей видимости, «тридцатка», упоминаемая в показаниях свидетелей – это и есть украинская милиция, которая подчинялась Украинскому комитету во главе с Антоняком.

Утром 3 июля украинская милиция-«тридцатка», а также солдаты СС, ведомые украинской милицией, стали ходить по квартирам и выгонять евреев из домов и укрытий под предлогом отправления на принудительные на работы, попутно их грабя. Члены «тридцатки» сами арестовывали евреев и доставляли к месту расстрела. Евреев сгоняли к Золочевской тюрьме, заставляли копать могилы для жертв расстрелов в Золочевской тюрьме. При этом лопат евреям не выдавали, и им приходилось копать руками. Процесс раскопок сопровождался избиением евреев палками. По воспоминаниям выживших в погроме евреев 3 июля у Золочевской тюрьмы было собрано 4 000 евреев. В числе согнанных были и женщины, дети, старики. Позже 700 евреев из этих 4 000 по неизвестным причинам было отпущено, примерно 3 000 мужчин и 300 женщин были расстреляны. Среди расстрелянных были также и дети. Перед расстрелом евреям приказали вырыть ямы руками, а затем лечь в них. Затем евреев расстреляли. Расстрелы не прекратились 3 июля. Всего, по показаниям свидетелей, погром продолжался 4 дня.

Участвовали ли члены «тридцатки» в убийствах евреев? В своих воспоминаниях житель Золочева, член ОУН С. Петельныцкий признается, что он и его друзья не испытывали во время погрома жалости к евреям, однако отрицает, что не только ОУН, но и украинское население в целом принимали участие в расстрелах евреев. Однако это является неправдой. Достоверно известно, что некоторые члены «тридцатки» лично участвовали в уличных убийствах евреев. Так, по показаниям одного из свидетелей, убивая еврея, Малиновский кричал «Где твой сын комсомолец? Подыхай за большевиков!». Кроме этого известно, что он лично убил беременную женщину. Павлишин на глазах у одного свидетеля лично убил женщину. Убивал подручными предметами евреев и Серба. Но «Украинская народная милиция» участвовала не только в уличных убийствах, но и расстрелах у тюрьмы. Бойко выдавал евреев и сам расстреливал. В расстрелах также участвовала Соболева и жена Стадника, Иванович, Рудый, Клименко, Серба, Цегельский. Помимо показаний свидетелей, об участии украинских националистов в расстрелах свидетельствуют и немецкие документы.

Но принадлежали ли все указанные лица к украинским националистам? Хотя, вероятно, не все люди, фигурирующие в показаниях свидетелей, были членами ОУН, у нас есть основания полагать, что в целом руководство украинской властью в городе после прихода немцев осуществлялось именно ОУН. Показания некоторых свидетелей позволяют нам утверждать, что, по крайней мере, часть указанных деятелей принадлежала к ОУН. А.В. Розен в своих показаниях прямо назвал Антоняка, Алишкевича, Ванеева, Воронкевича и других членов «тридцатки» украинскими националистами. Павлишин, по показаниям свидетелей, также был тесно связан с бандеровцами. После отхода советских войск он разоружил советскую вооруженную охрану, раздав оружие своим сторонникам. Действия украинских властей города на начальном этапе немецкой оккупации (списки евреев-коммунистов и комсомольцев, создание украинской народной милиции, украинского суда) полностью соответствуют предвоенным инструкциям «Борьба и деятельность ОУН на время войны». Все это дает основания полагать, что с украинской стороны погром осуществлялся и поддерживался, если не членами, то сторонниками ОУН, членами организаций, создаваемых ОУН в соответствии с «Борьбой и деятельностью ОУН», куда могли входить и не члены ОУН, но деятельность которых по предвоенным указаниям ОУН должна была проходить под оуновским руководством.

Предвоенные инструкции ОУН предписывали уничтожение советского актива и евреев - сторонников советской власти. Однако жертвами погрома стали не только члены советского партактива, комсомольцы, но также старики и дети, которых убивали палками. Как это соотносится с указаниями ОУН? Несмотря на то, что в «политических указаниях» Ленкавского есть призывы общего характера уничтожать евреев, способ уничтожения евреев вообще в них не конкретизировался. Более того, областной комендант милиции получал всю полноту власти в определении мер по отношению к попыткам чужеземцев («чужинцiв») действовать организованно. Это оставляло активу ОУН на местах свободу рук в своих действиях относительно евреев.

Помимо украинцев активное участие в погроме и расстреле евреев принимала также дивизия СС-Викинг. Вероятно на войска СС и пала основная «нагрузка» непосредственного уничтожения евреев. Кроме войск СС в непосредственной организации погрома, видимо участвовала эйнзацкомманда. Так, в одном из донесений о деятельности эйнзацкомманды 4а в Золочеве читаем: «В Золочеве было установлено, что русские перед уходом […] в совокупности арестовали и убили 700 украинцев. В качестве возмездия по поручению вермахта милиция арестовала около 100 евреев, которые были расстреляны. Число ликвидированных евреев между 3[00]-500».

Золочевский погром явился одним из самых больших в Западной Украине по числу жертв. Каким было общее число жертв погрома? Практически все свидетели указывают, что 3 июля у замка было расстреляно около 3 000 – 3 200 евреев. Скорее всего, число евреев, которое должно было подвергнуться расстрелу, было фиксированным и сообщено еврейскому населению немецкими властями, поэтому мы можем доверять этим цифрам. Однако, как уже указывалось, погром не закончился 3 июля и продолжался еще несколько дней. 4 июля расстрелы у замка продолжились. В них также принимали участие Малиновский, Павлишин, Цегельский. 5 июля на базарной площади было убито 250-300 человек. В тот же день проводились расстрелы на Лубочной улице. Расстрелы проводились и у кладбища. Там было расстреляно более 100 человек. Их инициатором стал Серба. 7 июля 30 советских активистов было расстреляно у тюрьмы. Погром коснулся и близлежащего села Струтын. Там также организовывались облавы на евреев. В итоге получим, что если и называемые некоторыми свидетелями цифры 7 тысяч убитых завышены, то, по всей видимости, число жертв погрома никак не менее 4 тысяч людей.

Несмотря на то, что некоторые исследователи полагают, что, вероятно, в Золочевском погроме принимали участие члены украинской походной группы под руководством главы ОУН в Галиции И. Климова-«Легенды», воспоминания выживших евреев не подтверждают эту версию. Из контекста их показаний следует, что практически все украинские погромщики были местными. Также не подтверждается, выдвигавшееся в советской историографии утверждение, что участие в Золочевском погроме принимали бойцы «Нахтигаля». Имеющиеся у нас данные «корректируют» реконструкцию погрома, предпринятую украинским историком И. Патрыляком. Расстрел евреев 3 июля у замка не был результатом стихийной акцией зондеркоманды, узнавшей о расстреле в тюрьме или стихийного погрома, организованного местным населением, после обнаружения тел заключенных, но был подготовлен заранее, став результатом активного плодотворного взаимодействия немецкой и украинской сторон. Погром был письменно санкционирован как украинской, так и немецкой сторонами. И украинская сторона, украинская милиция наряду с силами СС, вопреки предположению И. Патрыляка, участвовала в расстреле самым непосредственным образом.

Золочевская ситуация с уничтожением евреев может служить примером, демонстрирующим возникновение погромов в Западной Украине. Она показывает, что погромы не возникали как стихийная реакция на обнаружение убитых НКВД тел украинцев. Он стал результатом договоренности немецкой и украинской сторон. Уничтожение украинских заключенных, возможно, стало неким катализатором, подтолкнувшим украинцев к погрому и легитимизировавшим его в глазах местного украинского населения, однако, не было его причиной. Украинские националисты заранее планировали уничтожение некоторого числа евреев, заподозренных в сотрудничестве с коммунистами, но сам погром в такой форме и с таким числом жертв не планировался. Инициатива более масштабного уничтожения, видимо, исходила от немецкой стороны, однако была с легкостью поддержана украинской в силу глубоко укоренившегося антисемитизма.

Отдельные расстрелы (расстрел комсомольцев Цегельским, расстрел на кладбище), бывшие составной частью погрома, исходили от украинской стороны. На начальном этапе войны цели украинских националистов и нацистов в решении еврейского вопроса совпадали. Украинские националисты, как и гитлеровцы, стремились уничтожить евреев - сторонников советской власти, а также всех советских активистов. В определении первоочередных целей и главных врагов взгляды составителей инструкций «Борьба и деятельность ОУН» и авторов немецкого указа «о комиссарах» совпадали – ими были коммунисты и евреи. В погроме были убиты не только активные евреи-коммунисты, но простые евреи, а также женщины и дети. Такие убийства не были прописаны в инструкциях ОУН, но они были закономерны. И гитлеровцы и украинские националисты возлагали на евреев коллективную ответственность за реальные или мнимые преступления коммунистов на евреев в целом, именно поэтому их сотрудничество по уничтожению евреев в городе на начальном этапе войны было таким продуктивным.



POGROM OF ZOLOCHIV

Аннотация / Annotation

В статье на основании архивных материалах ГАРФ рассле­дуются неизвестные ранее подробности возникновения и протекания еврейского погрома, который произошел в западно-украинском городе Золочев в начале июля 1941 г. Выясняется роль ОУН в организации погрома.

Based upon source documents at GARF Archive (Moscow), the article deals with previously unknown details of the Jewish pogrom in Zolochiv, a town in West Ukraine, in July 1941, including its forehistory, actual events and specifically the role of OUN in its organizing.

Ключевые слова / Keywords

Золочев, погром, украинские националисты, евреи, Вторая мировая война, расстрелы. Zolochiv, pogrom, Ukrainian nationalists, Jews, World War II, shootings.

Баканов Алексей Иванович

Bakanov Alexei Ivanovich

Сведения об авторе: автор – Баканов А.И. - аспирант обучения Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН). Специализируется по истории украинского национализма.

About the author: A post-graduate student of State Academic University for Humanities (Moscow), Alexei Bakanov is specializing in history of Ukrainian nationalism.

Контакты: тел. (495)751-41-74.

e-mail:

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript




Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.