Выбор читателей:

В ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ РФ ОБСУДИЛИ ПРОФСТАНДАРТ СПЕЦИАЛИСТА ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

News image

25 сентября 2019 г. в Торгово-промышленной палате РФ прошло общественное обсуждение нового профессионального стандарта «Специалист цифровой трансформации документированных сфер деятельности ор...

«ГАЛИНА ХОЛОПЦЕВА: СУДЬБА МОЯ – ТЕАТР!». МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ИЗДАНИЕ К ЮБИЛЕЮ НАРОДНОЙ АРТИСТКИ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, АКТРИСЫ Г. А. ХОЛОПЦЕВОЙ

News image

В рамках мероприятий Года театра в России архивисты БУ «Государственная киностудия «Чувашкино» и архив электронной документации» Минкультуры Чувашии выпустили в св...

СТАНОВЛЕНИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ФОНДОВ АРХИВА ЦЕНТРАЛЬНОГО ПАРКА КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО (ЦПКиО ИМ. М. ГОРЬКОГО)

News image

А.Ю. Голбин Москва СТАНОВЛЕНИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ФОНДОВ АРХИВА ЦЕНТРАЛЬНОГО ПАРКА КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО (ЦПКиО ИМ. М. ГОРЬКОГО) В статье проводится ...

АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В 1918-1941 ГГ.

Печать PDF

Д.Е. Проноза

г. Владикавказ

АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В 1918-1941 ГГ.

В работе проводится источниковедческий анализ кинодокументов по истории народов Северного Кавказа (1918-1941), хранящихся в Российском государственном архиве кинофотодокументов г. Красногорска (далее – РГАКФД)

Ключевые слова: Северный Кавказ, кинодокументы, история, РГАКФД

1918-1941 гг. – значимый период в истории страны, оказавший огромное влияние и на развитие горских республик. Это были гг. существенных социально-экономических и политических преобразований. Именно в эти годы стало осуществляться культурное строительство, предусматривающее преобразование духовной жизни, всеобщий подъем народного образования и культурного уровня жизни.

Первые годы послеоктябрьского развития были отмечены настойчивым стремлением нового руководства республики решить задачу подъема материального и культурного уровня народа . Огромное внимание уделялось изучению исторического прошлого, исследованию самобытной культуры. Этот период явился значимым и в осуществлении культурного строительства. Он выдвинул задачи, которые определялись конкретно-историческими условиями социально-экономического и культурного развития Дагестана. В осуществлении этих задач определяющую роль играли органы власти управления, массовые общественные организации.

Предметом внимания историков, в том числе занимающихся изучением культурных процессов в обществе, прежде всего, является круг первоисточников. А среди них важнейшее место отводится архивным документам. В теме моей дипломной работы архивными документами являются кинодокументы данного периода, хранящиеся в Российском государственном архиве кинофотодокументов г. Красногорска. Рассмотренные и изученные мною документы приходятся на период 1920-1950-х гг. следующих республик: Чечено-Ингушетия, Кабардино-Балкария, Дагестан и Северная Осетия.

Анализ данных кинодокументов, позволит нам сделать вывод о том, что одной из проблем является проблема культурных процессов, направленных на преодоление отсталости после Октябрьской революции, а позже на восстановление хозяйства в послевоенный период.

Важность изучения этой проблемы логична – без ее знания нельзя достаточно полно познать опыт самого процесса культурного преобразования. Поскольку система учреждений просвещения, культуры, искусства массовой информации есть главный инструмент, при помощи которого данный процесс осуществляется. Также я считаю нужным при этом подчеркнуть, что речь идет о строительстве, проводившемся на первом, т.е. наиболее трудном и сложном этапе культурной революции, когда все трудности представлены во всей своей полноте.

Для исследования берется переломный этап в культурной жизни горских республик, чрезвычайно поучительный, важный с точки зрения обобщения опыта социалистических преобразования, выявления наиболее действенных их форм, методов, установок и т.д. Нами охватывается процесс, начало которого ознаменовано первыми попытками партии и государства в тягчайших условиях 20-х гг. преодолеть культурную отсталость этих народов, вовлечь их в сферу социалистического, духовного производства и завершить победоносным шествием культурной революции рождение новой личности горца, приобщением его к сокровищнице мировой культуры, пробуждением в нем активного творца новых духовных ценностей .

В Российском государственном архиве кинофотодокументов хранится достаточное количество кинодокументов по горским республикам 1920-1940-х гг. Виды горных республик, в большей части, мы можем наблюдать из киножурналов того времени, таких как «СССР на экране», «Совкиножурнал», «Союзкиножурнал». Однако, это, как правило, общие планы природы гор, бурных рек, селений, местного населения, что может дать лишь поверхностное представление об укладе жизни горцев. Для написания своей дипломной работы я выбрала цельные киноработы, раскрывающие не только общую картину Северного Кавказа, но и детали из жизни. Просмотренные документы я систематизирую по территориальному признаку:

1) Чечено-Ингушская республика – «Страна Нахчо»;

2) республика Дагестан – «Красное число Дагестана» и «По Дагестану»;

3) Кабардино-Балкарская республика – «Республика у горы счастья»;

4) республика Северная Осетия – «Почетный юбилей»;

5) общая работа по горским республикам – «В горах Кавказа».

Среди всех исследованных мною фильмов «Страна Нахчо» является самым ранним и образ жизни, запечатленный на нем, показывает Чечню царского периода, без вмешательства советской власти. Кинопленки, представляющие другие республики, более позднего периода. И как следствие – общей темой, проходящей красной нитью сквозь каждую киноработу, является – победоносное шествие социализма по «отсталым царским колониям» . Ведь, именно благодаря социализму республики «становятся передовыми областями, строящими свободную прекрасную жизнь» . Поэтому кинофильм «Страна Нахчо» является обобщающим образом всех горских республик царского времени, но ни в коем случае не принижает уровень жизни Чечни по сравнению с Северной Осетией, Дагестаном либо Кабардино-Балкарией.

«Страна Нахчо (Чечня): киноочерк» - черно-белое немое документальное кино. Включает в себя 4 части: архивные номера – 2725(Iа), 2725(Iб), 2725(IIа) и 2725(IIб). Автор руководитель – Николай Лебедев, оператор – Иван Беляков, консультант – Халид Ошаев, мультипликация – Роберт Бануан. В самих кадрах год фильма не указан, одно пометка на пленке дает эту информацию – 1929 г. Помимо названия фильма и г., на пленке имеется указание метража каждой из частей.

В первую часть входит введение и непосредственно первая часть. Во введении перед нами появляется, по всей видимости, чеченец в национальном костюме, который задает зрителю вопросы и цитаты, показывающие Чечню в стереотипах: «Злой чеченец ползет на берег, Точит свой кинжал» (М. Лермонтов), «Из истории: Чечню можно по справедливости назвать гнездом разбойников (Записки ген. Ермолова)». Заключающий кадр введения: «Сейчас вы увидите Чечню такой, какова она есть». Из введения, во-первых, мы черпаем информацию по национальному костюму. У мужчин он прост: бешмет, черкеска и штаны. Ко всему прочему, неотъемлемыми элементами являются папаха, пояс и кинжал. Бешмет, а попросту полукафтан, обязательно должен подчеркивать фигуру и туго обтягивать торс. Черкеска (накидка) застегивалась на талии и расширялась к низу. Интересным и обязательным элементом горца являлись патронташи для зарядов оружия, вшитые в черкеску. На талии красовался пояс для кинжала. Также, хотелось бы обратить внимание, что в одном из кадров задается вопрос: «... о трехтысячном народе, который вы называете чеченцами». Для исследователя это дает информацию по численности народа в 1920-ые г. К примеру, на данный момент их численность – около полутора миллионов. Далее перед нами раскрывается непосредственно первая часть фильма.

Вся первая часть по смысловой нагрузке направлена на то, чтобы передать, как тяжело жилось чеченцам в гг. царской власти: «У нас есть степи… и хлебородные земли… и грозненские земли, пропитанные нефтью. Но царь отнял у нас эти земли и мы ушли в горы…» Отснятые материалы, представленные в первой части, действительно подтверждают нелегкую жизнь чеченского народа: «Здесь [в горах] нет дорог. Тропы идут по опасным карнизам». Ознакомившись с историей чеченцев из первой главы, мы знаем, что в то время, царские власти отобрали наиболее плодородные земли Чечни в низменности и поделили их между казаками и царскими наместниками, проживающими на территории республики.

Вторая часть не менее удручающая: «Молока горский скот дает мало. Шерсть [с баранты] получается плохая». В документальных съемок зритель может наглядно увидеть бедную жизнь чеченского народа. В кадрах, где нам представлены полевые работы, мы видим, что в силовом труде задействованы не только мужчины или мальчики, но и женщины с малолетними детьми: «Те, кому достались клочки пахотной земли, дерут ее сохой». В целом, вторая часть дает нам небольшой экскурс по хозяйству чеченцев – занятия с горским скотом, надой молока, изготовление сыра и масла из этого молока. Весной начинается стрижка баранов. В кадрах показано как происходит изготовление бурки – элемента национальной одежды мужчин – в ручную.

Третья часть кинофильма раскрывает нам сельский образ жизни, а также положительные элементы горского уклада. Показаны кадры сбора кукурузы, обработки зерна, мельница. Далее начинается постепенное знакомство зрителя с профессиями чеченцами: «Там где есть цветы… разводим пчел», «Там где есть леса, сплавляем бревна, [которые] … везут на лесопилки».

Заключительная четвертая часть полностью закрепляет представление о народе и его нелегкой участи в царское время. Профессий, как оказалось, среди горского населения очень мало – ткачихи, кустари, ремесленники, кузнецы. Но, в одном из последних кадров, мы может увидеть довольно редкую профессию, которая в начале 1920-х годов встречается не часто и является национальной чертой среди горских народов либо казаков – точильщик кинжалов.

На мой взгляд, фильм «Страна Нахчо» - уникальный фильм. Во-первых, это один самых первых кинофильмов, снятых в то время. Во-вторых, это своеобразный путеводитель по республике, который раскрывает перед исследователем множество важных исторических деталей. Где, как не из фильма мы можем увидеть национальную повседневную одежду, национальную еду, занятия местного населения. Одежда горянок представляет собой обычные длинные льняные платья, которые скрывают силуэту тела. В связи с распространением мусульманской религии на территории горных республик, голову чеченок всегда покрывает платок, закрывающий волосы, а для пожилых женщин – также и шею. У мужчин одежда также без излишеств – льняные брюки, рубашка, единственный национальный атрибут, который выдает чеченца – папаха из длинной козьей шерсти на голове. Несмотря на внешнюю схожесть горских народов между собой, элементы одежды у них различны, и при сравнении нескольких народов между собой, можно запросто отличить одну народность от другой. «Из муки готовят лепешки… варят галушки…» - в этом кадре видно, как женщина с помощью воды и кукурузной муки замешивает тесто и жарит лепешки в печи. Если же эти лепешки положить в кипящую воду, то получается другое национальное блюдо – галушки.

Фильм изначально очень грамотно продуман Николаем Лебедевым. Не смотря на то, что жизнь чеченцев царской России, судя по кадрам, была незавидной, очень сильно чувствуется большевистская агитация. Не раз в субтитрах указывается на то, что жизненный порог горцев понижет в царское время: «Но царь отнял у нас эти земли и мы ушли в горы… Только здесь мы могли скрываться от царских полчищ». Если обратиться к истории, то действительно, именно в царское время, плодородные низменные земли Чечни были отданы казакам и царским наместникам, которые проживали в то время на территории Чеченской республики. Поэтому документальные кадры, являются своеобразным историческим пособием по изучению Чечни.

Помимо всего прочего, представления о всей республике, которые мы почерпнули из данного кинофильма, мы можем использовать для сравнения с другими республиками. Будет ощущаться разница не только во внешнем виде горцев, а даже в стиле строения аулов. У чеченцев аулы строят на более менее ровной местности, дома стоят приблизительно на одной высоте. Чего не скажешь о Дагестане, где дома «растут» ввысь по горной местности.

Одной из особенностью данного фильма является и написание самого названия «Страна Нахчо» с ударением на последний слог. В то время как сейчас написание изменено «Нохчо» с ударением на первый слог. Из первой главы, мы знаем, что в царское время было запрещено употребление национального языка, поэтому коренное население, используя русский язык, постепенно отвыкало от своего. Но после победы коммунизма право на владение родным языком к горцам вернулось. Поэтому некорректное название Чечни, могло быть связано с проблемой освоения языка самим чеченцами. В данном вопросе уже открывается новый материал для изучения для лингвистов.

«Красное число Дагестана: киноотчет» режиссера Нестора Караушева – черно-белый документальный фильм. Дату фильма я также узнаю по пометкам на самой кинопленке – 1935 г. Оператор – Яков Авдеенко. Представлен кинофильм в одной части: архивный номер – 3653.

В фильме представлен Дагестан советского периода. В первых кадрах мы можем увидеть горы, леса, цветы, «далекий капризный Каспий», животный мир Дагестана. Далее кадры переносятся уже в провинциальный Дагестан – «высокогорный аул Чох…». Позже кадры останавливаются на столице – г. Махач-Кале. Все действие, представленное в кинофильме показывает Дагестан в процессе подготовки к приезду секретаря Северного Кавказа крайкома ВКП(б) тов. Евдокимова. Как и все советские фильмы, данные документальные съемки пропитаны большевистской пропагандой: портреты Сталина и Ленина мелькают со всех улиц, плакаты с коммунистическими лозунгами весят на каждом втором доме.

Дагестан является многонациональным регионом, где проживает около 80 национальностей. Поэтому на кадрах запечатлен колорит республики: местное население, калмыки, русские. Поменялась и одежда горцев – на данной пленке мы их не отличим от москвичей: обычные брюки и рубашка не выдают национальных элементов. Однако пожилые люди не отказываются от национальных головных уборов. Из первой главы, мы выяснили, на территории Дагестана были крайне сильны роль религии и уважение к обычаям, поэтому женское население закрывало свое тело длинным платьем, а на голове обязательно значился платок, которые спадал по спине до колен.

Нельзя не заметить архитектуру Дагестана. Постройки из белого камня провинциальной республики украшают каждый кадр. Это уже не бедные аулы, с черепицей из навоза – это красивые вымощенные дороги, великолепные арки и красивые дома. Примечательно и то, что в кадрах помимо коней, встречаются и машины. Махач-Кала в кадре ничем не отличается от обычного советского города с плакатами вождей пролетариата. А в последних кадрах праздник и шествие моряков, пехоты, спортсменов перед тов. Евдокимовым не отличается от праздника в любом другом советском городе.

Хотелось бы обратить внимание на особенность написания столицы Дагестана, так как это является исторической деталью в орфографии написания городов. В субтитрах город пишется как «Махач-Кала», в то время как сейчас дефис убран и город значится как «Махачкала».

Несмотря на явную пропаганду советского образа жизни, мы можем видеть благоприятное влияние новой власти на республику. Помимо миролюбивой атмосферы, царящей в Махач-Кале, из данных документальных съемок мы почерпнем исторические данные об национальной одежде, национальных танцах, а также о национальном колорите, которым заселены города Дагестана. Ни в Северной Осетии, ни Кабардино-Балкарии, ни уж тем более Чечне, мы не увидим, такого разнообразия среди населения. Данная кинопленка является исторической энциклопедией по жизни Дагестана 1930-ых годов, к которой можно обращаться для получения достоверных, хотя и из сильно агитационных, исторических сведений.

Третий кинофильм также посвящен Дагестану «По Дагестану: киноочерк», черно-белый, немой. Год фильма также узнаю по пометкам на кинопленке – 1934 г. Автор-оператор – Г. Бобров. Данный кинофильм является более детально раскрывает нам республику Дагестан, по сравнению с предыдущим фильмом. Состоит из двух частей: архивные номера – 2747(I), 2747(II). Первая часть показывает нам общие виды Дагестана, а также дает нам краткую историческую справку, связанную с легендарным Шамилем: «В этой березовой роще, такой редкой для Кавказа, Шамиль сдался главнокомандующему царской армии князю Барятинскому (1859 г.)». Одним из интересных и важных исторических кадров являются кадры старинного дагестанского кладбища. Ислам – не коренная религия на территории Дагестана. До мусульманской религии на территории республики господствовало язычество, которое до сих пор исповедует некоторая часть дагестанцев. И кадры языческого кладбища только подтверждают наличие этого исторического периода в Дагестане. Кроме того, по кадрам видно, что кладбище не разграблено, не запущено и не закрыто. Несмотря на то, что ислам не воспринимает сосуществование параллельно другой религии, кладбище сохранилось, а верования немусульманской части населения, чьи родственники захоронены на нем уважаются. Конец первой части заканчивается лезгинкой ребят из аула Кубачи.

Вторая часть показывает непосредственное влияние коммунизма на Дагестан: «Социалистическая культура планомерно проникала в нетронутый быт горцев. Она боролась за раскрепощение женщины, несла жизнь и знание в глухие горные аулы. Созданы нормальные условия для воспитания детей». А кадры фильма являются подтверждением субтитров – идет сбор урожая, открываются детские сады, женщина Дагестана садится за трактор, показаны лечебницы с серными источниками.

Данная часть очень важна для исследователя, так как все эти документальные съемки запечатлели период расцвета и зарождения новой жизни в Дагестане: открытые детских садов, школ, больниц. Показано строительство «мощной гидростанции Гергебиль» на р. Кара-Койсу, которую называют «голубой уголь Дагестана» . К тому же в этой части представлены съемки курорта Талги, строительство которого было начато в 1925 г., который «по содержанию сероводорода оставляют за собой все известные сернистые вод Европы и Азии». Сейчас трудно представить, что кто-то из россиян поедет в Дагестан на курорт. Поэтому это в своем роде уникальные съемки, которые останутся в истории. Одежда населения не отличается от той, которой представлена на съемках вышеописанного фильма. Но, хотелось бы обратить внимание, что в этой части на пленке помимо Махач-Калы представлен аул. Религиозное влияние на периферии сильнее, чем в столице, поэтому мы можем обратить внимание на то, что у части женщин платок не полностью покрывал волосы, в то время, как у некоторых, в том числе и маленьких девочек, платок скрывал полностью все тело, включая уши и шею, оставляя открытым только лицо.

Опять же стоит обратить внимание на написание «Махач-Калы» в субтитрах. В связи с тем, что это уже второй фильм, где столица пишется через дефис, можно сделать вывод, что в том время среди режиссеров было распространено именно подобное написание города. Данный вопрос может предоставить лингвистам почву для размышления.

Следующий фильм для разбора «Республика у горы счастья» раскрывает перед нами республику Кабардино-Балкарию. Архивный номер – 26918(I). Фильм создан в 1981 г. Для исследования я выбрала только первую часть киноленты, так как кадры 1930-ых гг. представлены исключительно в ней. Я считаю этот кинофильм уникальным в своем роде, так как в картине представлена старая республика со своими национальными элементами, необходимыми для изучения истории, и современная республика – ничем не отличающаяся от других республик Советского Союза. Кадры 1930-ых гг. в общей сложности составляют всего минут 15, но и этих минут достаточно, чтобы разглядеть, к примеру, особенности национального костюма адыгейцев. Единственная республика, где в кадре мы можем увидеть бурку и папаху на горце – это Кабардино-Балкария. Все женское население фигурирует в кадрах мало, но и по ним мы прекрасно видим, что платок, покрывающий волосы – обязательный атрибут любой горянки. Так как в Кабардино-Балкарии культ религии не ставился превыше всего, можно предположить, что платок в данном случае является не религиозным, а национальным атрибутом женщин гор.

Один их ценных кадров – это голосование по образованию Кабардино-Балкарской автономной области. Это вторая республика, после Дагестана, где женщина принимает участие в голосовании наравне с мужчиной. Это, в своем роде, передовые кадры, показывающие реальные моменты, где происходит борьба за права женщин в традиционном патриархальном обществе.

Помимо грандиозных съемок, на пленке также представлены полевые работы адыгейцев. Сбор кукурузы в Кабардино-Балкарии ничем не отличается от сбора кукурузы в других горских республиках – в них участвую как женщины, так и мужчины даже юношеского возраста. Но документальные съемки горных работ важны для нас немного больше чем полевых, так как мы видим, что в тяжелой ручной работе задействованы также и женщины. Хотелось бы обратить внимание, что всего две республики, которые действительно вводят женщину в работу всего социума – это Дагестан, где представлены кадры женщины за работой на тракторе и Кабардино-Балкария, где женщина занята на шахте, по добыванию камня. Для исследователя это важный исторический момент, потому что именно в 1930-ые гг. на Северном Кавказе начинается развитие так называемого феминизма, как известно пропагандируемого социализмом. Удивительно, что борьба за раскрепощение женщин была воспринята буквально, и женщине представилось работать на самых тяжелых работах, которые, как правило, ассоциируются с мужским трудом – шахта и машинные полевые работы. Во-вторых, примечательно, что раскрепощением женщин занялись в самой религиозно-настроенной республике с шариатским судом – Дагестане и самой лояльной к религии республике – Кабардино-Балкарии.

Следующая кинолента, выбранная мною для исследования – «Почетный юбилей» – характеризует республику Северную Осетию 1930-ых гг. Архивный номер – 3671. Год создания – 1934 г. – указан как пометка на ленте. Автор-оператор – Т. Бунимович, оператор – Л. Маневич. Названия фильма связано с десятилетием Северной Осетии, это поясняет нам первый кадр. Уникальность данного документального черно-белого немого фильма связана с тем, что фон субтитров разнообразен. Если в других кинолентах субтитры представлены исключительно на черном экране, то уже здесь субтитры появляются на сером экране с комментарием «X лет», указывающей на важность этой даты для осетинского народа.

По традиции, кинолента начинается с осмотра достопримечательностей Северной Осетии – виды гор, бурных рек, полей. Далее действие переносится в промышленные районы: показаны работы на садонских свинцово-цинковых рудниках и заводе электролитного цинка, «и еще многим может гордиться Осетия в дни своего юбилея».

Праздник в Северной Осетии, ничем не отличается от праздника в Дагестане. Метод съемки данной киноленты и «Красного числа Дагестана» очень похож. Меняются только поздравители: в данном случае это уже не товарищ Евдокимов, а Михаил Иванович Калинин. Весь праздник проходил на поле, где «стройными колоннами проходила славная героическая Красная Армия». Особенный момент, который запечатлен документально – это то, что в параде принимала участие не только пехотинцы, всадники и спортсмены, а кроме этого авиация. Впервые на пленках, представляющих республики Северного Кавказа в кадре мы видим самолеты. Это уникальные кадры, которые характеризуют перед нами Северную Осетию как республику, которая в своем развитии приобрела статус выше, чем остальные горские республики. Это подтверждают слова Калинина, представленные в кадре в качестве субтитров: «Из отсталой царской колонии Осетия становится передовой областью, строющей свободную прекрасную жизнь». Хотелось бы обратить внимание на написание слова «строющей» - в современном языке это слово пишется как «строящей». Опять же перед нами раскрываются исторические особенности орфографии русского языка, которые зафиксированы на материальном носителе, к тому же на кинопленке.

После шествия в кадре появляются танцоры лезгинки, столы с угощениями. Данные кадры для нас важны со стороны национального костюма осетинок, который отличается от других республик. Во-первых, у осетинок платье приталенное, которое подчеркивает фигуру. Состоит оно из внутреннего цельного платья, верхнего платья с запахом. Поверх платья, надевается широкий ремень. Одежда осетинок, которые работают на поле и на официальном мероприятии, практически не отличается – приталенное платье с широким ремнем. Единственное различие – нагрудники, которые делались из разного металла, в зависимости от финансов девушки. На голове опять же значится большой платок, который свисает до талии. Платок в данном случае фигурирует у осетинок как часть традиционной одежды горянок, который означал целомудрие и сакральную чистоту женщины.

Несмотря на явную помпезность и преувеличенное значение социализма для Осетии в фильме, документальные кадры раскрывают перед нами республику в 1930-ых гг.: раскрепощенную, многонациональную, безопасную для посещения.

Заключительная кинопленка, рассматриваемая в моей дипломной работе – «В горах Кавказа». Фильм 1927 г. – черно-белый документальный немой. Она представлена в трех частях: архивные номера – 13114(I), 13114(II), 13114(III). Первая и вторая часть показывает жизнь республик такой, какой мы ее видели в вышеназванных кинокартинах. Поэтому для своей дипломной работы я выбрала третью часть, так как именно эта часть объединяет все республики по ее социальной и хозяйственной жизни. «В горах Кавказа» - это некий обобщающий образ Северного Кавказа 1930-ых гг. Сам фильм является не путеводителем, как предыдущие фильмы, а кино-отчетом по работе в республиках. Во-первых, после победы социализма в республиках начались работы, направленные на восстановление хозяйства и изменение прошлого уклада жизни в целом. «Сельское хозяйство, пришедшее в упадок в гг. Гражданской войны, интенсивно возрождается. Посевная площадь в 20 г. – 25%, в 27-м г. – 90% довоенной». Происходят изменение в организации труда – «возникают трудовые Коммуны, обобществляющие труд горцев». В 1927 г. начало только зарождаться централизованное планирование экономики, которое вылилось в первый пятилетний план. Республики Северного Кавказа не отставали от остальных регионов Советского Союза: «Излишки кукурузы до 8 млн пудов поступают на ссыпки государственных и кооперативных изготовителей… поступают частью в элеваторы для экспорта, а частью перерабатываются на местных мукомольных, винокуренных и крахмальных заводах». «Излишки» - уже говорит само за себя. Это подтверждает то, что советская организация хозяйства полностью влилась в жизнь горцев, а ударники не были редкостью даже для этого своеобразного региона, который в 1920-ых гг. считался оплотом бандитизма. В киноленте «Почетный юбилей» «почетно отправляли лучшего ударника Мацко на праздник» .

Кстати, одним историческим фактом, запечатленным на пленке, который сейчас невозможен сейчас – это «Ингушский винокуренный завод (выработка 225.000 ведер спирта в год)» и «Винокуренный завод Чечни в г. Грозном». В начале XX в. когда ислам не имел такое влияние в Чечни или Ингушетии как сейчас, винокуренные заводы являлись лишь частью хозяйственной жизни страны, во благо которой должны были трудиться в не зависимости от нации или религии. На данный момент ни в Чечне, ни в Ингушетии, ни в Дагестане мы не встретим заводы по производству спирта. Поэтому вышеизложенные кадры являются уникальными историческими фактами, которые фактами и останутся.

Естественно, что кинолента дышит пропагандой социалистической жизни, которая благополучна и к которой необходимо стремится. Лозунг в одном из кадров фильма «Социалистический труд покорит суровую природу края» только подтверждает мое размышление. Однако, важна не советская агитация, а то, что документальные съемки могут представить перед нами Северный Кавказ 1930-ых гг.: перестройка республик, строительство домов, заводов, изменение уровня и стиля жизни.

Все выбранные мною кинопленки характеризуют республики Северного Кавказа в начале 1920-1940-ых гг. Самые ранние пленки, зафиксировавшие горские республики середины 1920-ых гг. Они сумели зафиксировать состояние горцев и их быт после того, как страна только окончила борьбу с царизмом. В кинофильме «Страна Нахчо» это очень явно отражено – бедность чеченца, его скромное жилье, скудная еда. «Россия из войны вышла в таком положении, что ее состояние больше всего похоже на состояние человека, которого избили «до полусмерти» . «Страна Нахчо» может быть обобщающим образом всех республик Северного Кавказа на тот момент. Документальные кадры являются ярким подтверждением цитаты Ленина.

После победы социализма начинается переустройство всей жизни советских граждан, и горцы – не исключение. На кадрах запечатлено массовое строительство заводов, открытие рудников, полевые работы с привлечением сельскохозяйственной техники. Открытие школ, детских садов, больниц – также стало одним из обязательных этапов переустройства горских республик. Заметна разница, возможно намеренно созданная, в полевых работах. К примеру, в киноленте «Страна Нахчо» в части 2725(I)б в кадрах показаны полевые работы чеченцев, в которых присутствует ручной труд и подручные материалы: «К осени созревает кукуруза. Но чаще она гибнет от ранних холодов» . Как мы уже определились, данный фильм представляет собой характеристику досоветского образа жизни горцев. В то же время, в ленте «В горах Кавказа», которая является обобщающим образом горских республик после установления советской власти, указывается на то, что сбор кукурузы происходит опять же ручным способом, но «излишки кукурузы до 8 млн пудов поступают...» То есть после победы социализма, несмотря на то, что в полевых работах с кукурузой продолжает использоваться ручной труд, уровень жизни позволяет не только обеспечивать население продовольствием, но и появляются излишки. Связано это, прежде всего с тем, что советская власть смогла обеспечить горцев плодородной землей – вернула им те земли, которые были отобраны при царе. И это видно на кадрах, в «Стране Нахчо» на заднем плане кукурузного поля можно разлядеть гористую местность, в то время как «В горах Кавказа» кукурузное поле огромно без намеков на горы.

Уникальные кадры содержатся во второй части киноленты «По Дагестану». Советская власть пыталась покончить с агрессивным образом горцев и обжитой ими территории, поэтому в 1925 г. было начато строительство курорта Талги, объясняя это тем, что «природное богатство Дагестана – лечебные серные источники» . Эти действительно уникальные кадры раскрывают перед нами Дагестан того времени в ином свете: тысячи отдыхающих направлялись в Дагестан для поправки своего здоровья. Сейчас кадры купающихся туристов в грязевых ваннах Талги являются лишь исторически зафиксированным моментом, который на данный момент даже представить себе трудно.

Уникальными кадрами в любой культуре являются кадры, раскрывающие национальный костюм, который имеет особенность видоизменяться в зависимости от эпохи и влияния посторонних факторов: влияние советских граждан, религии, приезд туристов.

Один из моментов, который хотелось бы обсудить является профессии Северного Кавказа, запечатленные на кадрах. Их не так мало, ремесленники, кустари, но уникальной профессией является работник по кинжалам. Эта профессия запечатлена двух кинолентах «Страна Нахчо» и «По Дагестану». Имеется большая разница между специалистами по кинжалам в Чечне и Ингушетии. В первой республике это обычный точильщик кинжалов, судя по кадрам в киноленте. Кинжал – имеет большую ценность для горцев, но в Чечне вид кинжала, его украшение не имеет большого значения – главное, чтобы был острый. Возможно, свой след оставило царское давление. В республике, где процветает бедность, скорее всего, будут задумываться об оформлении оружия, так как его рассматривают в практических целях. Но, уже в 1930-ых гг. в Дагестане, специалист по оружию расширяет свои действия – оружие становится предметом искусства. Ремесленники вырезают из железа, на клинке появляются украшения. К тому же, не зря аул Кубачи имеет такую популярность, ведь ему «больше 1000 лет. Здесь центр ювелирного и оружейного промысла» .

Хотелось бы еще проанализировать и сравнить на разных кинолентах национальный костюм горянок. Среди мужских бешметов разницы практически нет, различается лишь длина в зависимости от возраста и пожеланий. Однако, у девушек разница велика. К примеру, национальное свадебное платье у чеченок и осетинок практически не отличается: приталенное платье с ремнем, показывающие стройность горянки, но повседневная одежда совершенно разная. У осетинок – все тоже приталенное платье. Однако, у чеченок повседневное платье широкое, скрывающее силуэт, нет грациозности, присущей праздничному костюму. В регионах, где начинает приживаться чужая религия (ислам), всегда идет столкновение между непосредственно религией и традициями (как в Чечне, в результате чего мы можем зафиксировать разницу между повседневной и одеждой для торжественных случаев). В Осетии подобного столкновения не было, поэтому национальный костюм не противоречит религиозным убеждениям. Из всех рассматриваемых мною республик Чечня, Кабардино-Балкария, Дагестан – под влиянием мусульманства, Северная Осетия исповедует христианство. Первая республика сделала уступки лишь в повседневной одежде. В Дагестане ислам начинает приживаться, но не насильно, и в связи с тем, что на территории республики сожительствуют много наций – на кадрах очень пестрая одежда женщин: присутствуют как и полностью закрытые девушки, придерживающиеся строгих мусульманских традиций, так и девушки ограничивающиеся платком исходя их обычаев, есть и девушки с непокрытой головой. Кабардино-Балкария не изменила своего отношения к одежде женщины, судя по кадрам «Республика у горы счастья» поэтому в кадрах присутствуют девушки лишь покрывающие голову платком по традиции гор. В кадрах фильма по Северной Осетии мы видим, в основном, национальный костюм. Однако, в 1930-ые гг. социализм начинает проникать не только в хозяйственную или восстановительную работу. Влияние советского образа жизни проникает также и в повседневную жизнь, а именно повлияло на повседневную моду горянок. Девушки постепенно не стесняются отказываться от платков, надевать юбки и кофты или рубашки. Это видно из второй части «По Дагестану» по кадрам в университете: «Из далеких горных аулов приходит учиться жадная к знанию молодежь Дагестана» .

На мой взгляд, все отобранные мною пленки важны в историческом плане. Можно очень выразительно передать красоту природы, деревьев, гор, цветов, но невозможно передать красоту гор в рассвет или в туманный день. Это необходимо увидеть, и все кадры, представленные в фильмах, передают это состояние очень близко к реальности. То же самое касается строительства домов в горах. Аулы Чечни отличаются от аулов Дагестана, и только глазами можно увидеть этот белоснежный город и мощенные улицы в солнечный день из фильма «Красное число Дагестана» и черные грязные кирпичи с соломой в чеченском ауле из киноленты «Страна Нахчо». Конечно же, строительство завода или уборка кукурузы явление обычное, и в данном случае нет уникальности. Однако пока не увидишь туристов, принимающих грязевые ванны на курорте Талги, сейчас не поверишь о том, что такое возможно. Можно описать детали национального платья горянки, или бешмета горца, но невозможно почувствовать грациозность движений в танце. Конечно же, все происходящее на пленках можно выразить на бумаге, но это необходимо в том случае, когда читающий будет представлять и дорисовывать недостающие элементы описания самостоятельно при помощи своей фантазии. Однако для исторического исследования такой подход не годится – для истории важна конкретика. На бумаге можно выразить цифры, данные, представленные в субтитрах, но невозможно передать резьбу на клинке из аула Кубачи . И именно поэтому именно кинолента является важной частью в сфере исследования истории региона.

При исследовании кинолент я, в первую очередь, занялась изучением монтажных листов и архивных карточек, представленных в архиве. Вся информация по фильмам довольно скудная и краткая настолько, насколько кратко ее можно было представить. В архивных карточках по фильму значится минимум информации. Если бы я занималась отбором фильмов исходя из описания, меня не заинтересовал бы ни одна из кинолент. Во-вторых, вся эта информация, по всей видимости, записывалась давно. Только малая часть архивных карточек представлена исследователю в печатном виде, все остальные карточки заполнены от руки, гелевой ручкой, неразборчивым подчерком. В связи с тем, что описании присутствуют названия аулов, каких-либо местных названий это довольно некорректно, так как все названия приходится перепроверять на правильность написания. Монтажные листы не улучшили ситуацию. Всю информацию я получала, изучая пометы на самой пленке и субтитры при просмотре.

Я считаю, что моя тема является малоизученной и непопулярной среди исследователей. Как правило, изучением местной историей занимаются непосредственно исследователи, проживающие в данном регионе. Данная тенденция – изучать свою местную историю – только набирает обороты. Все больше молодых исследователей хотят узнать свои обычаи, традиции, да и вообще приблизиться к своим корням, так как нынешнее поколение росло уже в современном обществе, где традиционные взгляды на жизнь не навязывались, а поэтому и забывались. В связи с этим мало и литературы, и источников, документов, по истории Северного Кавказа, которую можно было бы найти для использования в теме своей дипломной работы. Все работы, которые я выбрала далеко не современные, а наоборот советского производства. Современные работы по моей тематике, как правило, представлены на национальном языке изучаемого региона – это создало для меня проблему, так как для перевода необходимо было найти носителя языка. Поэтому, могу сделать вывод, что заинтересованность в том, чтобы узнать историю Северного Кавказа есть, и данная сфера исследования является на данный момент очень перспективной.

Особо важную роль в развитии «отсталых царских колоний» должно было сыграть кино. В.И. Ленин высоко оценивал роль кино, заботился о будущем советского киноискусства. В письме, которое Ленин получил от заведующего Всероссийским фотокиноделом Д.И. Лященко, его рукой подчеркнуто: «При отсутствии бумаги, недостатке в лекторах и агитаторах и при наличии огромной массы неграмотного населения кинематограф – самый доступный и верный способ агитации и коммунистического просвещения» .

В годы Советской власти во всех союзных республиках создаются студии, формируется киносеть, работают передвижки. К началу 1930-х гг. советская кинематография представляет собой многонациональное и самобытное искусство. К этому времени было поставлено около 1000 «немых» художественных и более ста мультипликационных фильмов. С 1931 г. по 1940 г. кинематография СССР выпустила около 500 звуковых художественных фильмов, в том числе свыше 120 мультипликационных .

Приобщение масс к киноискусству в Кабардино-Балкарии рассматривалось тогда партийными и советскими органами как важнейшее подспорье культурной революции. Вот что писала в 1925 г. газета «Карахалк» о состоянии кинофикации в Кабардино-Балкарии: «За четыре г. кинематографическое дело в нашей области сильно развилось. Теперь частных кино не имеется, а есть у нас кино общественное, государственное. Сам Нальчик обслуживается двумя кинематографами – коммунхозовским и совпрофским. Эти кино, хотя и построены на коммерческим началах, все же немало уделяют внимания подбору картин, преподносят зрителю программу, дающую немалую пищу уму и имеющую общественно-воспитательное значение.

Но главным достижением в развитии кинематографии нашей области являются кинопередвижки. В настоящее время у нас в области работают 4 кинопередвижки, которые, разъезжая по селениям, показывают сельскому населению картины, присылаемые центром. Здесь ввиду бесплатности, посещаемость граждан выше.

Демонстрации картин сопровождаются пояснениями киномеханика с переводом их на местный язык. Эти киносеансы встречаются населением с радостью, особенно в селениях наиболее отсталой в культурном отношении Балкарии…» .

Интерес к киноискусству непрерывно возрастал. Но кинотехники не хватало. В 1925-1926 гг. во всех автономных областях Северо-Кавказского края имелось всего 20 кинопередвижек и 7 стационарных киноустановок.

В Чечено-Ингушетии также были проблемы с киномеханикой. В документе «О состоянии киносети: из докладной записки начальника Управления кинофикации при Совнаркоме ЧИАССР» от 12 апреля 1943 г. мы читаем: «На 1 января 1943 г. в республике кроме городского кинотеатра им. Челюскинцев работали с перебоями еще 4 сельских кинотеатра в райцентрах: ст. Орджоникидзевской, Шатое, Ведено, Старых Атагах.

Отремонтированы четыре электростанции, в результате чего возобновилась работа 6 киноустановок: городская кинопередвижка – в январе; в Ачхой-Мартане и Первомайском – в феврале; В Урус-Мартане и Ножай-Юрте – в марте; и начнет работу в этом месяце (апреле) киноустановка в Назрани» .

Кроме того, идет усиленная работа по восстановлению к 15 апреля 1943 г. двух комплектов аппаратуры с электростанциями для пуска передвижек по обслуживанию колхозников во время посевной компании и подготовки одного комплекта киноаппаратуры с электростанцией для пуска к Первому мая кинотеатра в селе Старый-Юрт.

Помимо всего прочего, в середине 1920-ых гг. открывается сеть профессионально-технических учреждений, занимающихся подготовкой киномехаников. В документе «О подготовке киномехаников. Из поставновелния коллегии Чеченского облоно» от 10 декабря 1926 г. видно, «принимая во внимание насущную потребность в деле постановки работы по кинофикации Чечни на более прочные основы:

1. Просить Грозагентство и «Совкино» организовать при всех городских кино ученичество киномехаников, обязав соответствующие кино принять в ученичество не менее одного национала.

2. Кино «Гигант» предложить принять в ученичество двух националов.

3. ОНО принять всех названных учеников на стипендию…» .

С середины 1930-ых начинается строительство кинотеатров на территории республик. Из документа «О развитии киносети. Из поставновления Чеченского обкома ВКП(б)» от 14 сентября 1931 г. видим, что секретариат Чечобкома ВКП (б) постановляет:

Возбудить вопрос перед горским отделением «Востоккино» о постройке в Грозном двух кинотеатров

6. Предложить партчасти «Востоккино» в месячный срок установить киностационары во всех окружных центрах: совхозах, МТС – и улучшить кинообслуживание населения, в первую очередь колхозов, доведя сеть кинопередвижек не менее трех на каждый округ…

7. Отмечая недостаточность квалифицированных киномехаников, в особенности из чеченцев, предложить партчасти «Востоккино» и фракции облсовнарпроса провести 6 месячные курсы киномехаников на 60 человек преимущественно из чеченцев….

С апреля 1946 г. на территории Северного Кавказа начинает работу собственная студия кинохроники – Северо-Кавказская студия кинохроники, которая приступила к систематическому выпуску киножурналов «Северный Кавказ». Уже без дополнительной помощи из Москвы начинаются киносъемки повседневной жизни республик: Дагестанской, Северо-Осетинской, Кабардинской и Грозненской области (Чечено-Игушской АССР). Для более оперативной работы Северо-Кавказская студия в каждой из республик имеет свои кинокорреспондентские пункты с постоянных составом кинооператоров. Дагестанской конторой «Главкинопрокат» уже получены первые четыре номера киножурнала «Северный Кавказ», в которых помещены киносъемки, произведенные в Дагестане. «Первое мая в г. Махачкале» (кинооператор М. Лифшиц), киножурнал №2, 1946 г. Заснято празднование 1 мая на пл. им. Сталина (пл. В.И. Ленина) – парад войск и демонстрации трудящихся».

А том, что кинофикация уже к 1940 г. в республиках Северного Кавказа получила развитие, говорит документ «Сообщение газеты «Дагестанская правда» о присуждении Всесоюзной премии Дагестанскому управлению кинофикации за успехи в социалистическом соревновании» от 25 мая 1946 г.: «В течение ряда лет Дагестанское управление кинофикации является участником Всесоюзного соревнования работников кинематографии. Итоги прошлого месяца показали, что коллектив киноработников нашей республики добился значительных успехов в своей работе. По городам Дагестана план киносеансов выполнен на 125%, по охвату зрителей на 113% и по валовому сбору на 130%. По сельской киносети и передвижкам выполнение плана сеансов составило 105%, по охвату зрителей – 116% и по валовому сбору – 115%. Передовиками соревнования киноработников в республике являются в Махачкале кинотеатр «Комсомолец», в Дербенте «Родина» и в Буйнакске «Ударник».

Возможности удовлетворять духовные потребности общества являются тем мерилом, которое определяет счастье и смысл жизни. Общество не может сегодня развиваться без книг, журналов, газет, радио, телевидения, кино. Все эти средства в значительной мере определяют смысл и содержание нашей жизни, приобщают нас к духовному богатству, которое выработала человечество за всю свою историю. Кино не исключение. И порой важно знать историю и этап зарождения кино на территории не только всей страны, но в тех регионах, где порой кажется, что люди не способны ни что кроме бунта, войны, разбоя. Создание и проведение в действие системы учреждений культурно-воспитательного воздействия, совершенствование их деятельности, их укрепление – все это составляет важнейшую, если не определяющую успех дела, задачу в борьбе за нового человека, за богатство и красоту его духовной жизни. И именно это, т.е. процесс культурного строительства на территории Северного Кавказа являлось темой моей дипломной работы, который я попыталась выбрать из череды кадров тех кинолент, которые сохранились.